Автор Тема: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)  (Прочитано 36853 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Ольгея

  • Участник
  • ***
  • Сообщений: 138
  • Ольга Вячеславовна Феррони
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1095 : 25 Декабрь, 2019, 23:49:04 »
Фонд 1177
ЯКУТСКАЯ ПРИКАЗНАЯ ИЗБА
Опись № 4
№№ 1—1964 ед.хр.
1634—1714 гг.


1177-4-215
Книги продажи и расхода соли и соляных денег на Усть-Куте целовальника Терентия Назарова Холмогорца, 6 ноября 1646 (155) г. — 30 декабря 1648 (157) г.
Скрепа тобольского посадского человека Петра Паустова за Назарова.
лл. 2-27 об., 28-30 об., 31-38.

1177-4-432.
Черепан Терентий Иванов, холмогорец, таможенный целовальник, квасной и банный целовальник, Ед.хр. 432, лл. 1-6 об.; Ед.хр. 562, лл. 1-6 об., лл. 7-8 об., лл. 9-16; Ед.хр. 594, лл. 1-4, лл. 4 об., лл. 5-8; Ед.хр. 669, лл. 1-26 об.; Ед.хр. 717, лл. 1-21 об.; Ед.хр. 809, лл. 1-16 Ед.хр. 868, лл. 1-6 об.; Ед.хр. 891, лл. 1-7

1177-4-669.
Книга прихода и расхода квасных и банных денежных сборов по Якутскому острогу квасного и банного целовальника Терентия Иванова Черепана (холмогорца Чухчеремской волости) за 1659—1660 (168) г.
Скрепил за Черепана — Иван Дорофеев Пивоваров.

1177-4-704.
Книга сбора десятой соболиной пошлины в Жиганах таможенного целовальника Василия Обухова Холмогорца, 11 сентября 1659 — 26 мая 1660 (168) г.
Скрепил Обухов.
лл. 1-14.

1177-4-705.
Книга сбора оброка, явчей и отъезжей пошлин в Жиганах таможенного целовальника Василия Обухова Холмогорца, 10 сентября 1659 — 26 мая 1660 (168) г.
Скрепил Обухов.
лл. 1-5 об.


Чукмасовы, Верхотуровы, Фёдоровы

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1096 : 28 Декабрь, 2019, 20:46:38 »
https://runivers.ru/bookreader/book452049/#page/1/mode/1up
Списки городовых воевод и других лиц воеводскаго управления Московскаго государства XVII столетия по напечатанным правительственным актам. Составитель Александр Барсуков, член Археографической комиссии. С-Петербург, 1902 г.

с.3 - Албазинский острог
с.13 - Баргузинский острог
с.72 - Енисейск
с.84 - Иркутск
с.147 - Нерчинск
с.235 - Тобольск
и др.
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1097 : 28 Декабрь, 2019, 21:11:04 »
«

Даже, если бегло просмотреть наименования документов Якутской Приказной избы (ф.1177, оп.1, оп. 3 (ч.1-2), оп.4), в которых упоминаются Колмогоры/Колмогорцы/Холмогорцы, то можно отметить, что в основном это - торговые и промышленные люди:

1639–1640 – тобольский пеший казак Артем Ильин колмогорец
1639 – холмогорский промышленный человек Исак Архипов
1641 – промышленный человек Распута Антипин, холмогорец Распута Антипин
1644 – промышленный человек холмогорец Терентий Ильин
1646–1648 – целовальник Терентий Назаров Холмогорец
1648–1649 – промышленный... Т.Евсеев, колмогорец с товарищами
1647–1648 – торговые и промышленные люди… холмогорец Василий Ермашна  и холмогорец Дружина Окулов
1648 – торговый человек холмогорец Иван Симонов
1651–1653  –  торговый человек холмогорец Терентий Иванов
1652 – промышленный человек Панфил Захаров Колмогорец
1653–1654 – холмогорец Семен Ефремов
1654–1657  – Фаддей Колмогор
1659 – Семен Колмогор
Колмогорц Т., торговый человек
Колмогорцевы: Константин и Семен, промышленные люди
1659–1660  – по Якутскому острогу квасный и банный целовальник Терентий Иванов Черепан (холмогорец Чухчеремской волости)
Черепан Терентий Иванов, холмогорец, таможенный целовальник, квасной и банный целовальник
1659–1660  – в Жиганах таможенный целовальник Василий Обухов Холмогорец
1677 – промышленный человек Дружина Федот Колмогорец
1687 – казак Иван Колмогор
Дмитриев Степан, холмогорец
Иванов Василий, холмогорец промышленный человек
промышленный человек холмогорец Василий Иванов
холмогорец Степан Дмитриев
тобольский пеший казак, Холмогорец Артем Ильин
« Последнее редактирование: 29 Декабрь, 2019, 08:01:21 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1098 : 29 Декабрь, 2019, 07:59:18 »
с.224
"Сибирские дворяне, кроме военной службы, назначались и на гражданские должности по казенным сборам и другим служебным поручениям.
Положение сибирских дворян было исключительное.
Они нередко оставались в подушном окладе за исключением того случая, когда производились в армейский чин офицера.
Так как строевых казачьих частей в Забайкалье не было, а казачьи звания пятидесятника, сотника, атамана и даже головы, хотя и равные по значению офицерским, - не признавались офицерскими, то забайкальские казаки и не попадали в настоящие дворяне, так называемые «дворяне московского списка».
Дворянство же сибирское ничего казаку не давало, кроме соответствующей должности при жизни.
Хотя дети сибирских дворян и детей боярских иногда и зачислялись в убылой оклад отца, т.е. на место выходившего в отставку отца зачислялись по обыкновению, в дворяне и дети боярские, тем не менее это дворянство не было в строгом смысле наследственное. Только вакантное по штату место дворянина, или сына боярского, давало возможность получить звание отца.
Отсюда часто сыновья сибирских дворян начинали служить казаками и сплошь и рядом теряли раз приобретенное дворянство, чего не бывало в России.
В лучшем случае только один сын дворянина мог поступить на службу дворянином на место отца, остальные дети должны были начинать с рядового звания.
Только «дворянство московского списка» давало право потомственного дворянства.
Такое положение исключало возможность среди Забайкальских казаков образоваться сословию дворян.
Причина заключалась в том, что сибирские казаки не имели и не могли получить достаточного  образования – а потому и не производились в чин армейского офицера.
Офицерами были наезжие немцы-иностранцы. Сибирское же дворянство, иногда переходившее из поколения в поколение, кончалось нередко тем, что потомок – прадеда-дворянина, деда-дворянина и отца-дворянина, оказывался простым казаком, да зачастую еще и податного сословия.
Даже сами сибирские дворяне, вышедшие из податного
с.225
сословия, (такие были почти все сибирские казаки), оставались иногда податными.
Начало этому ненормальному положению дал Сенатский указ от 1-ого сентября 1720 года, предписавший со всех казаков, происходивших из крестьян и купцов, брать все подати, которые они платили до зачисления в казаки.
Таким образом часть казаков оказалась даже в податном состоянии".

(Забайкальские казаки: исторический очерк: [в 3 т.] / А. П. Васильев. - Чита: Типография Войскового Хозяйственного Правления Забайкальского казачьего войска, 1916-1918)
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1099 : 29 Декабрь, 2019, 08:27:24 »
http://irkipedia.ru/content/aborigennaya_inorodcheskaya_politika_rossii_v_sibiri_istoricheskaya_enciklopediya_sibiri

Аборигенная (инородческая) политика России в Сибири // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1100 : 01 Январь, 2020, 14:45:10 »
http://ostrog.ucoz.ru/publ/b/k_voprosu_o_nasilii_russkikh/41-1-0-122

К вопросу о насилии русских по отношению к коренному населению Восточной Сибири и Дальнего Востока в XVII в.

"...Инородцев же, даже после того как они становились подданными России, воспринимали минимум как бывших врагов, "побежденных", с которыми и обращаться нужно было соответственно. Тем более, что местная власть смотрела сквозь пальцы на многие преступления.
Процветали незаконный увод из семей туземок и торговля людьми. Из-за полного отсутствия русских женщин в отдаленных землях страдали "иноземки", которых насильно уводили из их родов. "И баб де у Якутов служилые люди, емлют силно", - писалось в 1645 г. в челобитной якутских служилых [5, с. 36]. Захваченных женщин и детей использовали как живой товар. Например, в Енисейск свозились пленные с оз. Байкала и р. Лены, где их скупали торговые и промышленные люди и увозили на Русь [5, с. 223]. В Якутском остроге в 1679 г. тунгусских детей продавали по 3 и 3,5 рубля..."
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1101 : 01 Январь, 2020, 19:35:51 »
Из УФСБ России по Забайкальскому краю получены новые документы. В анкете Комогорцева Георгия Саввича, 16.05.1890 г.р., плотника Дарасунского золотокомбината, арестованного в 1938 г., упоминаются б/кулаки, жители с. Зюльзя:

1. Селин Евграф Иванович
2. Мальцев Фрол Андреевич
3. Мальцев Федор Семенович
4. Морогин Дмитрий Федорович
5. Мальцев Иван Андреевич
6. Мальцев Семен Михайлович
7. Комогорцев Федор Иванович
8. Комогорцев Фортунат Афанасьевич
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1102 : 03 Январь, 2020, 08:52:11 »
Светлана! Спасибо огромнейшее, беру в копилку!
Складывается впечатление, что из Енисейского уезда выбыли практически все Колмогоровы, и осталась Колмогорова деревня без ее основателей...

РГАДА 350-2-957
Книга переписная выбывших после 1 ревизии посадских людей, разночинцев и государственных крестьян г. Енисейска, Бельского, Маковского, Тосеевского, Кемского острогов со слободами и деревнями Енисейского уезда.
1748 г.  145 л.
...
л.26
Колмогоровой деревни
Елизар Колмогоров
у него брат Федор
Зотей
Карп Колмогоров
...
Федор Иванов сын Колмогоров
у него дети Тимофей
Герасим
...
Василей Осипов сын Колмогоров
у него сын Никифор
Аврам Колмогоров
Прокопей Иванов сын Колмогоров
...
л.26об
у него дети Дмитрей
Лаврентей
у Дмитрея дети Иван
Яков
у Лаврентья дети Кирило
Тимофей
Илья Прокопьев сын Колмогоров
у него дети Яков
Гаврило
Федор Колмогоров
Александр Колмогоров
...
л.29
Города Енисейска взято в рекруты ис посацких
...
Тимофей Колмогоров
...
л.34об
...
Остяцкой деревни
...
Алексей Колмогоров
...
л.41
Колмогоровой деревни
Григорей Колмогоров
...
Города Енисейска из разночинцов умерших
...
л.42об
...
Костентин Борисов сын Колмогорцов

Тамара Лесникова передала выписки сведений о Колмогоровых за 1838 г. Спасибо!
(Архив Красноярского края, Фонд 277, оп. 1, дело 175. Книга записи сборов государственных податей и земских повинностей с крестьян. 1838):

В д. Колмогоровой в 1838 г. жили:
Ефим Козьмин Колмогоров, 71 (умре в 1835), сын его Демид, 49;
Капитон Михеев (? нрзб) Колмогоров, 29, братья его: Андрей, 23, Никифор, 14;
Матвей Кондратьев Колмогоров, 61, сын его Андрей, 37, а дети Андрея: Григорий, 17, и Андрей (умре), Матвеев сын второй - Иван, 33.

В д. Пономаревой:
Илья Родионов Колмогоров, 40, сын его Яков, 3 (умре в 1835).

В с. Назимово:
Алексей Трифонов Колмогоров, 40;
Василий Прохоров Колмогоров, 62, дети его: Василий, 31, Осип, 23;
Сергей Родионов Колмогоров, 30.

« Последнее редактирование: 03 Январь, 2020, 09:07:58 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1103 : 03 Январь, 2020, 15:43:30 »
Н.А.Борисенко. "Там цветет багульник", Красноярск, 2017 г.

Книга об истории нескольких поколений нашей родословной. Особое внимание уделено семьям Деревцовых, Ивановых, Комогорцевых. Она о тех, кто был рядом, помог встать на ноги, получить образование, профессию, участвовал в жестокой схватке с фашистской Германией и отстоял Победу.

Книга о тех, кто в тяжелые годы войны работал в тылу. О наших бабушках, матерях, растивших детей, сирот, и выстоявших все невзгоды военного и послевоенного времени. Все эти люди достойны вечной памяти, низкий им поклон. Рассказано о  последующих поколениях родословной, древо которой растет вглубь, вширь и в высоту. В него с годами влились дети семей Борисенко, Павленко, Матвеевых. Создаются новые семьи, рождаются дети. Хочется, чтобы все последующие поколения унаследовали положительные качества родословной, чтобы никогда не повторилась война.

Эта книга о моем институте, его становлении в годы войны и послевоенное время, о преподавателях, коллегах, руководителях вуза. Книга – наказ нашим потомкам донести светлую память о минувшем и о тех, кто подарил нам жизнь.

...
3.1. Пантелеймон Константинович Комогорцев – отец моей мамы.

У Константина Михайловича и Парасковьи Артемьевны было 5 детей: Евгения (вышла замуж  за Мальцева и жила в деревне Зюльзикане), Елена, Пантелеймон (1872-1932), Сергей (род. в 1884 г., но умер в детстве) и Василий (1886-1954).

Пантелеймон Константинович Комогорцев женился на Эпифанцевой Анне Корниловне (1876-1959). У них было 9 детей: Иван, Феофан, два Михаила, Дмитрий, Алипий и 3 дочери: Наталья, Феодотия, Зинаида. Иван (1893) жил в г. Ростов-на-Дону, был участникам ВОВ. У него была дочь Тамара (1920), которая была замужем за Репиным Иваном. Связь с ними потеряна. Феофан (1892-1986) в 1931 г. с семьей был выслан в Туруханский край, с. Никулино. Имел 3 сына: Алексей, (умер в возрасте 34-х лет, было онкологическое заболевание), Фотий (геолог) жил в г. Новосибирске, умер от заболевания сердца. У Евгения - 2 сына, старший - Олег (1951) – профессор, младший – Игорь (1957) – профессор-травматолог. Жена Игоря Комогорцева Евгения Георгиевна, профессор-эндокринолог. Все они живут в г. Иркутске.  Дочь Феофана - Клавдия, жила на курорте «Ключи» в Краснодарском крае, рано ослепла, с её детьми связь потеряна. Михаил (1895-1957) старший сын Пантелеймона, был женат на Таисии Георгиевне Комогорцевой. Имели 2-х сыновей: Федора (1917-2004) и Иннокентия (1916-1971). Федор был женат на Надежде Григорьевне (1920). Дети Федора: Евгений (1948), Михаил (умер). У Евгения и Ольги, его жены - дочь Юлия (1974) и внучка Женя (2009), живут в Красноярске. У Иннокентия - сын Валерий (1948).

Три младших брата: Алипий (ему было 15 лет), Дмитрий и Михаил, - были сосланы в 1931 г. в Туруханский край, с. Никулино. У Дмитрия (1912-1943), сын Виктор, внук Сергей – физик - работает в технологическом институте, кандидат математических наук. Михаил (младший, 1915-1943), его дети: Нина (1936), Геннадий (умер). Михаил и Дмитрий погибли в 1943 г. на фронте. Алипий (1917-2007), жена Мария Архиповна. Их дети: Мария и Тамара.

Сестры: Наталья (1902-1971), Зинаида (1900-1938) и Феодотия (1905-1976) к этому времени уже были замужем. Зинаида вышла замуж за Эпова Евгения. У них было 2 сына: Павел Евгеньевич (1922) и Александр Евгеньевич (1920) погиб на фронте.

Зина и Евгений умерли рано. У Павла Евгеньевича есть дети: Александр (1984), Люба  (1949), Владимир (1954), был мэром г. Лесосибирска, в настоящее время живет в Красноярске. Феодотия вышла замуж за Мальцева Георгия Семеновича. У них было 5 детей. Старший Юрий ( 1929г. умер), Эдуард, Михаил, Анна живут в Лесосибирске, а Тамара – в Крыму, с. Фрунзе. У Эдуарда 2 сына: Вячеслав и Аркадий. У Анны – 2  дочери: Ольга и Светлана. Живут в г. Лесосибирск (Маклаково). У Михаила 2 сына: Александр и Вячеслав (живут в Красноярске). Сестры Дотя и Наташа были близкими подругами. В годы войны Дотя со своими детьми Эдиком, Тамарой и Юрием приезжали в поселок В-Дарасуна. Теперь трудно представить как мы размещались в нашем доме. Каждому из детей почему-то всегда хотелось за столом сидеть рядом с Эдиком. Мы были все, как одна семья.

Брат Пантелеймона Константиновича – Василий (1876-1964) был женат на забайкалке Ольге Никифоровне (дочери Гурулева Никифора Ермолаевича, тоже из с. Зюльзя, предки которого проживали в с.Торга, которое на 40-50 км. ниже Зюльзи). Ольга была сиротой и жила в семье Соболевых (земляков) откуда и вышла замуж. Василий и Ольга в Зюльзе жили в большом шестистенном доме, построенном Вонифатием для Константина, когда тот собирался жениться, т.е. в середине 19 в. Дом сохранился и до наших дней. В семье было большое хозяйство: лошади, коровы, овцы и куры. Избытки продуктов сбывали в Нерчинске. У них было 12 детей.

(продолжение следует)
« Последнее редактирование: 04 Январь, 2020, 16:25:46 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1104 : 03 Январь, 2020, 16:18:18 »
Н.А.Борисенко. "Там цветет багульник", Красноярск, 2017 г.
(продолжение)

Кондратий воевал в Первой мировой войне, вернулся домой, но был убит местными хулиганами дровокольной чуркой (в 1923-24) Стефанида, Моисей и его дети: Евгений – погиб в 1942 г. на фронте, Александр - погиб в 1953 г., попав под поезд, и Валентина. Моисей более 10 лет пробыл в лагерях под Магаданом. Причиной послужило то, что на кроликоведческой ферме, где он трудился, начали дохнуть кролики, его, как сына кулака обвинили в этом и сослали в Магаданский лагерь. Сергей в юности учился хорошо и работал в лавке у родственника Комогорцева Егора Вениаминовича. Его тоже не обошли лагеря. Заключение отбывал на Дальнем Востоке. Артемий рос больным и рано умер. Анисим  успешно закончил школу в Зюльзе, уехал в Благовещенск, чтобы не попасть вместе со всеми в ссылку, поменял имя и прекратил связь с родственниками. Перед войной Анисим пытался встретиться с родителями, живущими в ссылке в с. Никулино, но, в связи с окончанием навигации на Енисее, не доехал. Всю жизнь проработал учителем математики в Амурской обл. с. Красноярово. 

Судьба дочери Анны сложилась так: вышла замуж за друга убийцы Кондратия без благословения родителей (они не одобряли этот брак), муж пил. У них были дети: Галина и Валерий. После смерти мужа вышла замуж вторично за А.А. Путинцева, а после его смерти уехала к дочери в Красноярск. Петр был сослан в 1931 г. вместе с родителями на север. Женился на забайкалке  Степановой Евдокии, воевал, получил контузию на фронте, затем работал в колхозе. Родители Василий и Ольга жили в этой семье. У Петра было 8 детей: Нина, Виктор, Василий,  Петр, Александр, Галина, Евгения, Людмила. В 1966 г. они уехали к детям на Украину. Евлампий в с. Никулино женился на Мальцевой Кирилле, их сын Александр погиб на фронте. Георгий в начале войны был взят в трудармию и всю жизнь проработал в Красноярске на Красмаше. Константин Васильевич (1920-2013), двоюродный брат моей мамы, оказался в ссылке с 11 лет. Учился в Ярцевской школе, затем закончил учительские курсы историков в Енисейске. Начал работать в школе, но был призван на фронт. В бою под Воронежем был ранен и контужен. Попал в плен, а родители получили похоронку. У Константина был внебрачный сын Борис Зубенко. С его матерью Константин встретился в концлагере. После окончания войны с Украины её не выпустили. После окончания войны работал в школах Енисейского района, но преподавать историю, как побывавшему в плену, ему было запрещено. Свою супругу Ию Соколову встретил в Ярцево, с которой они прожили 56 лет. Оба проработали в школе учителями более 30 лет. Борис живет на Украине. Дети Константина, в том числе Вера, общаются с ним. Константин умер в возрасте 93 лет. Я и Тамара Лесникова были приглашены на его 90-летний юбилей. Два его сына живут в Железногорске, Вера в Лесосибирске. Внук после окончания духовной семинарии работает в Москве.

(продолжение следует)
« Последнее редактирование: 04 Январь, 2020, 16:26:23 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1105 : 04 Январь, 2020, 07:23:40 »
Н.А.Борисенко. "Там цветет багульник", Красноярск, 2017 г.
(продолжение)

3.2. Судьба рода Комогорцевых (рассказ Евгения, моего двоюродного брата)

Более подробно о родословной Комогорцевых рассказал мой двоюродный брат Евгений. Во время одной из встреч на железнодорожном вокзале в 2007 г. в г. Иркутске передал мне свою рукопись, в которой он описал тот сложный период жизни нашего рода, изгнания с родины и репрессиях: «Детство всех нас, детей от Михаила, Феофана и Ивана - сыновей Пантелеймона, прошло в старом доме селе Зюльзя, где проживали совместно с родителями все их взрослые дети, а старшие со своими семьями. Внучат было более 10, нас не обошли вниманием и воспитанием старшие в семье, особенно дед и благородная незабываемая бабенка Анна из известного рода Эпифанцевых родом из г. Нерчинска. Мне было всего 8 лет, когда в начале июня 1931 г., наша еще молодая, но уже многодетная семья (пятеро детей в возрасте от 3 до 12 лет во главе с больной и неграмотной матерью, малограмотным трудягой пахарем отцом, знавшим с малых лет только крестьянское хозяйство с повседневными заботами, хлопотами о земле и становлении детей) подверглась экспроприации и выселению вместе с другими семьями. Моим родителям досталась корова с телёнком и несколько овец, коз, собака Джек - любимица детей - один конь и кобылица по кличке Бусеха с жеребенком. Это кобылица и возродила наше с отцом лошадиное потомство – два коня и одну лошадь. Дедушка оказал помощь моим родителям в постройке отдельного крестьянского дома с подворьем рядом со своей усадьбой. В этом новом доме мы прожили только 2 года до выселения. Мама была из простой, бедной казацкой семьи. Очень рано она и ее брат потеряли родителей и воспитывались в семье тёти и дяди. В молодом возрасте мама заболела и умерла от туберкулеза. Мы, дети, не видели своих родителей в нарядных одеждах. В памяти сохранились пропахшие потом и солью рубашки, поясной ремень из сыромятной кожи, дырявая, старая, изношенная короткая доха. Можно теперь представить, какой была наша семья и попадала ли она под выселение. В справке о реабилитации от 1993 г. даже трехлетняя сестренка была записана кулачкой. Она в том же году на ссылке умерла от кори. Все это свидетельствует о жестокости, с которой производилось раскулачивание и выселение, не оставляя и следов отобранного имущества, скота. В справках через 60 с лишним лет в специально подготовленных текстах сообщалось заявителям, что документов об описи имущества не сохранилось, и дальнейшие хлопоты по возмещению его стоимости бесполезны.

С раннего утра незабываемого дня выселения из родного села в неведомые края я, восьмилетний ребенок, с племянником мамы Михаилом, был на распашке целины в горах на двух быках с лошадью, которой должен был управлять. Распахивать целину для нашего хозяйства приходилось нам, детям. Поздней осенью с последним пароходом вместе с другими мужчинами увезли отца в город Красноярск на строительство мелькомбината. Мы остались с больной матерью без припасов.

Три месяца во время подготовки к выселению продержали в Нерчинской и Читинской тюрьмах отца, больше года без следствия и суда деда Пантелеймона, его брата Василия и многих стариков из села. Освободили их зимой, и в это холодное время почти без одежды, купив подводу, по бездорожью, по тайге прошли пешими  более 800 км до своих семей. Из дедов-старцев мало кто остался в живых после наступившего страшного голода-мора. Оставшиеся из за болезни работать не могли и вскоре тоже пополнили кладбище на месте в ссылке.
Вечером к нам – пахарям - подъехала на телеге женщина, разыскивающая меня, и сообщила, что нашу семью выселяют.

По приезде в село я увидел у ворот дома охранников с ружьями. Никого в ограду не пускали, уже загружалась телега нашим тряпьем - «богатством», то, что было нажито за эти три-четыре года, когда строили жилище. Взяли необходимую сельскую одежду, матрацы из самотканых  шерстяных  ватников, одеяла, детские шубенки, пальтишки и тяжеловесный мамин деревянный сундук с постельным бельем и посудой. Что-то грузилось из продуктов на дорогу. Время для сборов было ограничено. Еще утром мама не знала о выселении. Помню хорошо, как нас, детей, усадили на телегу. Кто-то крикнул матери: «Возьми одеяло, подушки и сухари в кожаном мешке, приготовленные для передачи отцу и знакомым в тюрьму.» Так нас выдворили из только что построенного небольшого родительского дома с подворьем, где еще сохранялась старая соха и другой инвентарь: бороны, грабли, лопаты, хомуты и дуги. Под лай собак, рев животных, не кормленных и не поенных с утра, плач детей и матери с ребенком на руках, уже под охраной, вывезли за село, соединили с другими повозками, чтобы в ночь доставить в г. Нерчинск. С утра мы ничего не ели, и только здесь мать спохватилась, что в печи оставила котлеты. Были забыты продукты, вода для питья. С этой поры начались наши невзгоды и страдания, голод. Эвакуаторы-коммунары спешили с выселением. В ночь караван на телегах с сундуками, узлами, стариками, детьми и матерями отправился по горной дороге к г. Нерчинск, где всех нас поселили в ограде школы на рыночной площади. Это были последние дни пребывания на родной Забайкальской земле.

(продолжение следует)
« Последнее редактирование: 04 Январь, 2020, 16:26:40 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1106 : 04 Январь, 2020, 07:36:13 »
Н.А.Борисенко. "Там цветет багульник", Красноярск, 2017 г.
(продолжение)

Молодые сельские парни-активисты, сопровождавшие тележный караван, вели себя нагло. Они ехали на наших лошадях. У нас был резвый молодой Гнедко, который жеребенком достался нам при разделе и вырос красивым, гнедой масти, конем. Мы любили его, и вот на нем горцевал один из старших сопровождающих. Мы и мать, с узлами, большим сундуком, полураздетые ехали на телеге неизвестно куда. Отца не было, всех мужиков заранее посадили в тюрьмы. Везла нас наша же лошадь. И как тут не вспомнить слова: «Трогай, Саврасушка, трогай, натягивай круче гужи, служил ты хозяину много, последний разок послужи».  Все это было на глазах детей. Как можно забыть это выселение – фактически изгнание с родины, в памяти остались не только жестокость и насилие, но и унижение к людям, и безжалостное отношение к скоту: когда его сгоняли в гурты – общие  дворы, животные погибали.

Добавляет дядя Алипий: «Затем нас всех привезли на железнодорожную станцию и, погрузив в специальный поезд в телячьи вагоны под завязку, повезли в западном направлении до станции Енисей около Красноярска. Там несколько дней наш многочисленный этап под охраной содержался в бараках и на нарах без хлеба и пищи. Через несколько дней нас погнали к пристани и загрузили на баржу. Пароход назывался «Мария Ульянова», который и повез нас по реке Енисей вплоть до Игарки и Дудинки. Начиная от Енисейска, с парохода и баржи по заранее подготовленным спискам, группы ссыльных выгружали около деревень и поселков. Наша многодетная семья была высажена на берег под открытое небо, не доезжая трех километров до с. Никулино. Выгрузка с парохода и баржи  проходила во второй половине дня. Пароход пошел вниз по Енисею. Всех нас пересчитала охрана, пошел проливной дождь. Промокли люди и все имущество. Необходимо было просушиться. Разожгли костры из корней деревьев, соорудили шалаши на камнях у воды. В этих укрытиях мы влачили голодное и холодное существование на ветру и в ночной темноте в течение нескольких дней, пока не нашли для нас места для размещения. Немногим удалось устроить быт. Большинство высланных семей оказались в оградах, сараях, скотских стайках и шалашах. Крутой берег, дремучая тайга и воды могучего Енисея с ветрами и холодом в ночное время окружали нас в эти дни пребывания, в пределах Туруханских просторов, где когда-то побывали в ссылке Сталин и Свердлов, которые направлялись в эти таёжные края за определенные политические дела. А в чем же были повинны мы?

(продолжение следует)
« Последнее редактирование: 04 Январь, 2020, 16:26:58 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1107 : 04 Январь, 2020, 16:18:05 »
Н.А.Борисенко. "Там цветет багульник", Красноярск, 2017 г.
(продолжение)

Поселок Никулино

Поселок Никулино располагался на высоком берегу Енисея и состоял из 25-30 подворий. Вниз по реке от поселка были небольшие сенокосные участки и поляны под пашни, но этой землей селяне почти не пользовались и никогда не распахивали. Имелись ли плуги у местного охотничье-рыболовного кооперативного хозяйства неизвестно. Местные жители в основном занимались рыболовством, охотой, имели только огороды под картофель, капусту и морковку , ничего другого не выращивали. Школа на два класса, пересыльный пункт для разъездной почты, сельский магазинчик, да кладбище за огородами. Кругом дремучая тайга, енисейская вода, таежные дороги, тропинки и речки.
Продолжает Евгений: «Местные жители с неодобрением относились к подселению к ним многочисленного этапа высланных и организацию на их таежных владениях лесозаготовительного участка с лесопунктами, плодбищами на речках и берегах реки. Им не нравилось подселение в подворья семей со стариками и детьми. Так было и с нашей семьей.

Целое лето до глубокой осени мы жили в ограде под темным навесом, пищу готовили на огороде, кипяток в самоваре, ведерке, угли для самовара мы дети заготавливали на берегу. Сырость, ветродуи преследовали нас детей. Многие переболели, в том числе и я, корью, некоторые дети потеряли матерей на первом году ссылки.

К наступлению холодов семьи высланных стали переселять и размещать в привезенные с лесных плодбищ – сиблоны (большие бараки). Это были когда-то построенные сиблаговские бараки для заключенных и ссыльных. Разместили в них по 6-7 многодетных семей. В нашем бараке с нарами по стенам и железной печкой у двери было 49 человек. Дети, матери, старики ютились около одной этой печки, на которой готовилась пища. Никаких припасов, привезенных продуктов ни у одной семьи не было. Мужчин, присоединенных из тюрем к этапу и семьям, сразу после приезда на место высылки обязали работать без выходных и почти бесплатно. Матери и старики в связи с эпидемией и болезнями детей не сумели до холодов запастись ягодами, грибами, овощами, картофелем. У сельчан этого не было, а власти завоз и заготовку продуктов на север не обеспечили. Так и пришлось существовать в первую суровую морозную, многоснежную зиму и ожидать весну, лето в этих трудных невыносимых условиях. Мы дети почти не учились, хотя с осени нас записали в начальные классы. Я был определен в первый класс, учились в небольшом старом доме в две смены, во вторую учились третий и четвертый классы. Никита Романович – наш первый учитель на все классы посадил меня с местной девчонкой Веркой и бестолковым Васей Коноваловым, который тоже из местных жителей. А после войны он окажется председателем сельсовета. Я же им помогал в учебе.

Многие семьи, в которых имелась мужская сила до холодов успели обзавестись своим жильем, построить небольшие домики и проживали в них все годы. Все взрослые мужчины, одинокие женщины и девушки трудились на лесозаготовках и подготовке производственных построек, хранилищ, пекарен, бань, складов, магазинов. Строили жилые многоквартирные дома, занимались раскорчевкой плодбищ, территорий под поселок, готовили и устанавливали пилораму.  Долгожданная весна и лето не принесли радостей. Ягоды вообще запрещали рано собирать или заставляли сдавать их в селькупы за иголки, брошки, нитки, крючки, шнурки, гребешки. Осенью же не давали возможности заготавливать орехи, которых в тайге было предостаточно, не разрешали и ловить зайцев, делать садки на глухарей, запрещалось иметь любые ружья и охотиться на дичь.  Второе лето оказалось во многом переломным: заработала пилорама, построили большой склад, магазин, появилась начальная школа с мастерской по труду.

На распиловке бревен работал мой отец тяжелой двуручной продольной пилой. Пилорама еще не могла обеспечивать все объекты. К следующей зиме уже была построена средняя школа, появились пекарня, склад, магазин, построены три новых типовых деревянных восмиквартирных дома, произошло расселение семей из выше указанных селёдочников по отдельным комнатам. Двенадцати квадратная комната досталась нашей семье, этому мы были рады. Огородов еще не было, земли из под тайги не раскорчеваны и снова все переселенцы оказались без своего картофеля, завоз продуктов и овощей был не обеспечен. Приближалась голодная зима 1932-33 годов. В 1932 году весной из переселенцев была создана колхозная артель под названием « Новый путь», луговые пашенные земли около поселка были вспаханы, засеяны картофелем, получили урожай .

Голод был страшным, изнурительным, люди ослабли, не могли хоронить друг друга. Случалось и так, что в одиночку увозили на саночках и загребали трупы до весны у кладбища в снег. Все высланные старались как то выжить, перетерпеть, вынести постигшие их невзгоды, не рассуждали о незаконности расселения. Обстановка спец.поселения требовала от родителей и всех взрослых молчания о выселении, покорности, выносливости и стойкости, обеспечения хотя бы минимальных возможностей для сохранения себя и семьи. Родители и взрослые не настраивали детей к осуждению выселения. Высланные оказались отверженными от общества:, лишенцами политических, гражданских и социальных прав, без паспортов, выездов и постоянным надзором комендантов и  спец.агентур. “Дети за своих родителей не отвечают” провозглашал Сталин в своем докладе в 1936 г. на 8 съезде советов. Однако, вплоть до войны, никто из высланной молодежи не мог выехать на продолжение учебы в города, районные центры. Спецкомендатуры не давали таких разрешений. Но, надзор за движением молодежи не прекращался. Молодых оставляли на работах по месту их выселения, в основном в леспромхозах, которые бесплатно заготавливали миллионы кубометров леса, сплавляли его вниз по реке к Игарке откуда лес грузился на иностранные судна и продавался за доллары. Запрещались выезды на учебу даже девушкам-подросткам. Так моя старшая сестра Клавдия и её подруги (всего их было 4) в 1937 г. пароходом выехали в г Красноярск для поступления в Красноярскую фельшедско-акушерскую школу. Им не только не дали разрешения на выезд, но и пытались снять с парохода в г Енисейске. Нас не принимали в пионеры, не направляли в пионерские лагеря. Но в 1935 г. мне и Анатолию Комогорцеву удалось побывать в пионерском лагере, в порядке исключения, как отличникам учебы. Это был мой первый выезд в село Ярцево, где я жил в леспромхозовском интернате и учился в Ярцевской средней школе. Жили в больших на 20 - 25 человек комнатах- интернатах, спали на соломенных матрацах , был один длинный стол для занятий, питание в столовой на 60- 70 рублей за счет родителей. Пребывание в интернате для нас еще детей и подростков было не из легких: сказывалось отсутствие родительской ласки, тоска по родным братьям и сестрам. Но с помощью воспитателей и педагогов мы выработали в себе самостоятельность, выносливость даже закалялись к будущей не простой жизни.

В июне 1941 г после сдачи государственных экзаменов и выпускного вечера мы выпускники расстались, разъехались по своим поселкам. Я подал документы в Томский индустриальный институт на геологический факультет, но через неделю началась война, и все наши желания и надежды рухнули. Мне к тому времени исполнилось 18,5 лет. Я получил из военкомата повестку о явке в призывную комиссию в Туруханск. Мы ребята призывного возраста к этому времени еще до войны готовились к обороне страны: сдавали экзамен на значки БГТО, проходили подготовку на спортивных сооружениях, настраивались на службу в армии. Нам парням переселенцам в призыве в советскую армию отказали и оставили для особого распоряжения за военкоматами. В зимнее время мы работали в леспромхозе на вывозке леса, а в январе 1942 г были мобилизованы в военизированные стройбатальоны.  Вместе со мной был и брат Алексей. К концу января 1942 г на лошадях добрались до Красноярска. Сначала нас прикрепили к заводу имени К.Е. Ворошилова (в последующем Красмашзавод), расположенному на правом берегу Енисея и переведенному на выпуск военного оборудования. С мая 1942 г мы были закреплены  в качестве постоянных рабочих в цехах и работали там до ноября 1944 года. Этот завод был полностью переведен на выпуск военной техники. Он подвергался реконструированию  за счет поступающего почти ежедневно военного оборудования с запада. На заводе не хватало мужской силы для установки станков и другой тяжелой стационарной техники. Требовались мужчины для работы на станках, машинах. Завод работал круглые сутки без выходных и в две смены по 12 часов с перерывом на обед. Существовала строгая пропускная система, заводская контрольная служба по качеству продукции, приему и отправке ее в назначенные сроки на фронт.

В газете от 5 мая 2016 года рассказывается о том, что уже в октябре 1941 года в Красноярск начали прибывать первые эшелоны с эвакуированными коллективами и оборудованием, а через месяц на фронт был отправлен первый эшелон пушек 61-К.
До конца первого года войны на фронт было отправлено свыше семи тысяч фугасных авиационных бомб ФАБ-100 и ФАБ-250, 2374 зенитных орудия и 233 миномёта.

Вклад в будущую победу вносили не только оружием. Полторы тысячи красмашцев ушли на фронт, и каждый третий из них не вернулся.
В целом за годы войны Красмаш выпустил шесть тысяч пушек различных систем, более пяти тысяч миномётов, 220 тысяч крупных авиабомб, 3500 морских мин. За героический, самоотверженный труд в годы войны 16 сентября 1945 года Красмаш награждён орденом Ленина.
С 1958-го и по 1960 год на заводе была проведена колоссальная реконструкция: Красмашем отработаны и поставлены на серийное производство первые одно- и двухступенчатые баллистические ракеты, различные виды ракетных двигателей первой и второй ступеней, легкие космические спутники. В дальнейшем на предприятии было освоено производство ракеты «Космос-ЗМ» - одного из самых эффективных носителей для запуска искусственных спутников Земли.

Но «холодная война» требовала все новых усилий по поддержанию обороноспособности страны. И на рубеже 70-х годов прошлого века Красмаш сосредоточивается на производстве одного из компонентов «ядерной триады» - баллистических ракет для подводных лодок (БРПЛ).
С 1965-го по 1988 год последовательно ставятся на серийное производство четыре типа БРПЛ: РСМ-25, РСМ-40, РСМ-50 и РСМ-54. Если создание первой ракеты серии РСМ-25 позволило ликвидировать отставание от США, разработавших ракеты Polaris, то РСМ-54 «Синева» (она же Р-29РМУ2) признана зарубежными специалистами шедевром морского ракетостроения. В настоящее время производство этой ракеты продолжается.

Вклад в будущую победу вносили не только оружием. Полторы тысячи красмашевцев ушли на фронт, и каждый третий из них не вернулся.
Вся работа завода была засекречена. Однако находились и «болтуны». Так, один из моих пациентов (работник с этого завода) рассказывал: «У нас на заводе делают ракеты, которые выводят боеголовки на цель». Об этом я рассказала замдиректору завода, Евгению Даниловичу Беспрозванному, человеку серьезному, организованному, который когда-то лечился у меня по поводу гипертонии. Кстати, в последующем он был переведен в г. Петропавловск на Украину на пост директора подобного ракетостроительного завода.

Жили в общежитиях. Это были большие деревянные бараки с общими кухнями и умывальниками. Питались один раз в столовой цеха где выдавались карточки на хлеб, сахар и крупы. Около завода был небольшой рынок - хитрушка, где пол литра молока стоило  70-80 рублей, дорогими были овощи и другие продукты. В общежитиях развивалось воровство, нечистоплотность и даже завшивленность.
Несмотря на трудные условия работы в бригадах и сменах всегда поддерживалась военная дисциплина. Под руководством мастеров и наладчиков мы боролись за качество и количество выпускаемой продукции. За брак в работе деталей строго спрашивалось и взыскивалось из заработков. С первых месяцев я работал токарем на потоке, справлялся с заданиями, а позднее числился на Сталинской вахте, часто перевыполняя нормы.

На этом заводе я был принят в члены профсоюза комсомола, избирался членом бюро  комсомольской цеховой организацией. В 1944 г.  был призван в Тихоокеанский флот, где после военной подготовки и учебы на Русском острове был распределен в отдел комплектования кадров флота и прослужил там до начала 1946 г, а затем был списан в административно- хозяйственную часть отдельного дивизиона подводных лодок ТОФ. Списание из кадров флота произошло после окончания войны с Японией. Больше двух лет прослужил на береговой базе подводных лодок Тихоокеанского флота, демобилизовался в апреле 1948 г и вернулся в Красноярск. Окончив двухгодичную юридическую школу, был распределен в Иркутскую адвокатуру, где прошел хорошую подготовку у ведущего адвоката И.Б Геккера и направлен в г. Тайшет адвокатом. Работать приходилось в зале суда, канцеляриях, так как места для работы не было. Не имел квартиры, хотя к этому времени уже женился и появился сын, жили на частной квартире.

В 1953 г по рекомендации райкома комсомола и народных судей, членов партии я был принят Тайшетским райкомом в партию кандидатом, а затем в том же году был принят в члены партии. Окончил Всесоюзный юридический институт. За время работы в юстиции трижды избирался депутатом Иркутского горсовета и два созыва был председателем комиссии по социалистической законности и правопорядку, членом наблюдательной областной комиссии. В 1962 г меня избрали в народные судьи Тайшетского народного суда.  Через три года я стал его председателем. В 1971  был рекомендован в отдел юстиции на должность заместителя начальника отдела по руководству судами. Больше 10 лет проработал на этой ответственной должности и оставил её лишь только по состоянию здоровья. В декабре 80-го после возвращения из очередной командировки перенес инфаркт миокарда». Так, на примере двоюродного брата Евгения трагично прокатилась судьба по родовому поколению Комогорцевых. Два родных брата мамы Дмитрий и Михаил погибли на фронте. Старший брат Феофан призывался еще на первую мировую войну, доходил до польских земель, побывал в красных войсках на гражданской войне, возил почту по Улан-Удэнским степям. В возрасте 52 года во время ВОВ был мобилизован в войска МВД и служил в конвое по охране заключенных. Дядя Иван во время ВОВ был в плену, а после войны испытал все тяготы плена. Дядя Алипий в ссылке работал на лесосплаве, а после войны за добросовестный труд  был награжден орденом Ленина.

Лишь через 60 лет сосланные на крайний север были реабилитированы, несмотря на трудности, невзгоды, моральные унижения, оскорбления все они сохранили в себе человечность, не затаили злобы на власть, добросовестно трудились, любили свою родину. Перечитывая рукопись двоюродного брата Евгения Феофановича, испытываю чувство горечи за ту несправедливость по отношению не только к роду Комогорцевых, но и многих семей Забайкальского края. В их лице отражена эпоха целого поколения Забайкальцев 20-го века.
« Последнее редактирование: 04 Январь, 2020, 16:27:13 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1108 : 04 Январь, 2020, 16:23:21 »
Н.А.Борисенко. "Там цветет багульник", Красноярск, 2017 г.
(продолжение)

3.3. Моя мама Наталья Пантелеймоновна Комогорцева-Деревцова

«Всему приходит час,
Но с малых лет и до кончины самой
С биением сердца вечно бьется в нас
Рожденное любовью слово МАМА.
Оно горит, как добрая звезда
Из тысяч слов - особенное слово,
Его не старят, не мельчат года
Оно всегда  и трепетно и ново»

Мама родилась 26 августа (8 сентября по новому стилю) в селе Зюльзя Нерчинского района. Училась в начальной зюльзинской школе, которая сохранилась и до настоящего времени.

С теплотой рассказывала о своих учителях и даже дала имя Гене – Гермаген (Гема) в честь своего учителя (в дальнейшем в свидетельстве о рождении мы исправили его имя на Геннадий). Мама выросла в большой семье. При советской власти занималась общественной работой. Была женделегаткой. На одном из совещаний, где она вела собрание, в Президиум пришла записка: «Молодая девушка, разрешите с Вами познакомиться». Прочитав вслух записку, она ответила: «Есть поговорка – не имей 100 рублей, а имей сто друзей». После совещания к ней подошел молодой высокий парень и сказал, что записку написал он. Проводил домой. За ними бежали дети маминых братьев и кричали: «Жених да невеста!». Так и получилось. Поженились они в 1927 г. и уехали в г. Сретенск.

В семье Натальи и Афанасия Деревцова было трое детей: Владимир – родился 25 июня 1928 в г. Сретенске, Нинель - родилась 3 марта 1931 в селе Олинское, Гермаген (Геннадий) родился 24 ноября 1934 г. в селе Олинское, Нерчинского района, Читинской области. Село Олинское расположено в 17-20 км от села Зюльзя, маленькое, с небольшим количеством домов и населения. На окраине села – речка Олюшка, в которой мы, совсем маленькие дети, ловили бутылками мелких рыбешек, что мне запомнилось на всю жизнь.

В 1935 г. в связи с переводом папы в Дарасунзолотопродснаб в качестве экономиста семья переехала в пос. Вершино-Дарасунский Шилкинского района Читинской области. В довоенные годы мама не работала, была домохозяйкой, занималась воспитанием нас, троих детей и двух сирот - Пети и Моти. Хозяином в доме был папа. В выходные дни уходил в лес на охоту, всегда возвращался с добычей, ягодами, решал все вопросы по хозяйству. Папа курил табак, который выращивал сам в нашем огороде. Был заботливым отцом и мужем.

Мама была человеком добрым, общительным, со всеми находила контакт. Вся домашняя работа и пятеро детей были на ней. Вручную стирала белье на стиральной доске, приходилось выскабливать ножом добела дощатые полы, каждые три месяца белила квартиру. Мы, дети, не имевшие особых нарядов, ходили в школу чистыми и опрятными. Мама умела шить, перешивать, перелицовывать одежду (пальто, рубашки, платья). В доме была старая швейная машина «Zinger», которая прослужила ей много лет.

Хозяйство: дойка коровы, уход за теленком, поросятами - также были на маме. Конечно, старшие дети, Володя и Петя, помогали ей в этом. Пасли корову по очереди в лесу. Мама занималась и огородом. Всегда был хорошим урожай помидоров, огурчиков и других овощей. В военные и послевоенные годы ей досталось сполна. Несмотря на плохое здоровье, она выполняла разную работу; она не только помогала в воспитании внуков, ухаживала за дачей, но и находила время для творчества: участвовала в хоре ветеранов, играла на гитаре, и даже выступала на телевидении.

В 1966 году, будучи проездом через Красноярск, Гена написал песню «Красноярский вокзал», посвятив её маме, и в последующем исполнял ее под гитару:
«Красноярский вокзал и мой третий вагон
Вот открылся зелёный и поехал перрон,
Моя милая мамочка прижимает букет
И косынкой в горошинку нежно машет мне в след.
Разве мог я подумать в те шальные года,
Что прощаюсь с тобою навсегда-навсегда,
Моя милая мамочка прижимает букет
И косынкой в горошинку нежно машет мне в след.
Жизнь коварная штука, разве кто-то поймет,
На перроне вокзальном в никуда понесёт,
Мою милую мамочку часто вижу во сне,
Как косынкой в горошинку нежно машешь ты мне».

Мамы не стало 16 июля 1971 года. Гена посвятил ей ещё одну песню:
“Ласковый солнечный день
Переполнила вешняя сила
Расцвела за окошком сирень,
Та, что мама моя посадила.
Расцвела за окошком сирень,
Та, что мама моя посадила.
Мамы нет вот уже сколько лет,
А сирень распустилась, как чудо,
Словно сыну родному привет
Мама шлет из далёка, оттуда.
Ясным цветом сияют цветы,
Словно взгляд материнский любовью,
Ты прости меня, мама, прости,
Что я виделся редко с тобою,
Что не очень я ласковым был,
И давно не бывал у могилы,
Что тебя я почти позабыл,
Ты меня до сих пор не забыла.
И, прощая любую вину,
И готовая встать на колени,
К моему прислонившись окну,
Гладишь окна ветвями сирени.
К моему прислонившись окну,
Гладишь окна ветвями сирени.

(продолжение следует)
« Последнее редактирование: 04 Январь, 2020, 16:28:50 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.

Оффлайн Майя МельАвтор темы

  • Эксперт
  • ******
  • Сообщений: 1176
    • Просмотр профиля
Re: Комогорцевы (Восточное Забайкалье)
« Ответ #1109 : 04 Январь, 2020, 16:58:41 »
Н.А.Борисенко. "Там цветет багульник", Красноярск, 2017 г.
(продолжение)

Поселок Вершино - Дарасунский

Поселок Вершино - Дарасунский расположен в котловине, со всех сторон, окружен горами, шахтами, в которых добывалась золотоносная руда, мышьяк и другие полезные ископаемые. Шахты старые и глубокие, в которых нередко происходили обвалы, гибли шахтеры. Вокруг поселка леса, тайга, пади с голубикой и сплошь кустарник – багульник  (рододендрон). Он расцветает в половине мая, начале июня. Сопки становятся сиренево-розового цвета. Такого нет нигде.

В поселке сохранился наш домик. Почему домик? Он был небольшим (20-25 квадратных метров). В доме с левой стороны стояла русская печка, которая нас обогревала в холодные забайкальские зимы, в которой мама готовила в чугунке вкусные щи, в жаровне - топленое молоко. Я в школьные годы иногда ранним утром забиралась на печку и учила «Основы Дарвинизма», был такой предмет в школе. Позднее в домике сделали перегородки, и получилось 2 комнаты с кухней. У дома была пристройка (сени) и кладовка, в которой в обеденный перерыв, придя с работы, иногда отдыхал папа. Над моей кроватью висели портреты К.Маркса и Ф.Энгельса, а под ними лозунг: «В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достигнуть ее сияющих вершин, кто не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам». В небольшом огороде возле дома выращивали овощи, помидоры, огурцы, цветы (настурции, цинии, которые мама называла царьками). Во дворе – стайка для коровы. В военные годы  на ночь коровку  мы заводили в сени. Голод в войну заставлял некоторых сельчан воровать коров.  Из раннего детства вспоминается такой случай: папа уставший вернулся с охоты, как всегда с добычей (глухарь, косуля, рябчики, белки). Сели за стол, на котором стоял большой медный самовар с кипятком. Мне было лет 5. Я забралась к нему на колени и стала наполнять стаканы и, наполненные кипятком, опрокинула их на себя. Ожоги были глубокими, шрамы от них остались на внутренних поверхностях бедер на всю жизнь-память о папе и детстве. Первый год войны был трудным. Папа, работал в ДЗПС, иногда в обеденный перерыв приносил виноград в сите, блинчики из столовой. Однажды принес теплое верблюжье одеяло зеленого цвета и сказал: «Это для Нели». Оно и теперь, уже очень старенькое, хранится у меня и греет в холодные времена года. В новый год всегда приносил елку. Мы все наряжали ее. Мама делала мне венок с лентами, фартук, вышитый крестиком и я отплясывала украинский гопак. Она  играла на гитаре или балалайке, а сосед Арсений Абрамович – на скрипке, было весело.

В центре поселка стояла двухэтажная деревянная средняя школа, в которой мы все учились. Я пошла в школу в 6 лет. Мне купили длинное на вырост темно-синее пальто, свитерок в синюю клеточку.

Первую учительницу звали Ядвига Каитановна (украинка), а затем Мария Васильевна Труфанова. Моими подружками в школе были татарка Рая Шагалова, Галя Казакевич, имевшая с рождения заболевание ног и ходившая на костылях, Валя Тютрина – отличница. В 7 классе моими подругами стали Валя Крикунова и Лида Ситникова. Уже в младших классах я участвовала в художественной самодеятельности. Играла Липочку в пьесе Н. Островского: ”Не в свои сани не садись” В детстве мы часто ходили в клуб, расположенный недалеко от нашей школы, смотрели кинофильмы. Любимыми фильмами были “Чапаев”, “Котовский”, «Бабы», где главную роль исполняла Эмма Цесарская (больше ни в каких фильмах я ее не видела). Летом мы часто ходили за грибами. Носили воду из Англии (Вангуй), так мы называли место с родниковой водой около поселка.
« Последнее редактирование: 04 Январь, 2020, 17:00:31 от Майя Мель »
Комогорцевы, Меньшиковы, Ельчины, Мальцевы, Пляскины, Кропачевы, Гурулевы, Эповы и др.