Автор Тема: Забайкальское казачество.  (Прочитано 460 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Евгений КочнёвАвтор темы

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 25
    • Просмотр профиля
Забайкальское казачество.
« : 17 Август, 2021, 10:44:26 »
Старшинство Забайкальского казачьего войска идет с 1655года. Когда царевич Алексей Алексеевич послал грамоту о снабжении казаков в Даурии имуществом для обустройства новых пограничных земель Российского государства. С этого времени ведет свой отчёт старшинство Забайкальского казачьего войска.
Забайкальское казачье войско считалось в то время молодым войском, несмотря на то, что старшинство имело с 1655года. Созданное как военная организация в 1851году, оно существенно отличалось от таких казачьих войск, как Донское, Причерноморское, Терское, и не имело таких богатых традиций, как они, но в бою забайкальцы им не уступали. Это- общее мнение всез без исключения офицеров, служивших в казачьих частях в русско-японскую войну.


Россия, Родина, Забайкалье!
   Для многих людей в этих словах сосредоточены лучшие понятия о любимом крае, суровом но  в то же время прекрасном своей неповторимой природой, замечательным народом, с гордостью называющим себя-забайкальцами.

Долгие годы история Забайкальского казачьего войска была предана забвению, а ведь было время, когда о забайкальцах знала вся Россия. Со страниц газет не сходили хвалебные статьи об их подвигах на войне и при охране восточных рубежей державы. О казаках Забайкалья отзывались императоры России, генералы и офицеры, воевавшие с ними во время похода в Китай, на русско-японской и первой мировой войнах. В их числе были знаменитые генералы, такие как
Куропаткин, Линевич, Ренненкампф, Мищенко и ставшие впоследствии известными генералы Врангель и Деникин.
   Князья, графы, бароны, дворянская элита России, лучшие представители офицерского корпуса великой страны были приписаны к Забайкальскому войску и командовали забайкальскими сотнями, дивизионами, полками во время войн. Георгиевские знамена развевались над лучшими частями Забайкальского казачьего войска, а беспримерная 1-я Забайкальская казачья батарея носила имя наследника престола.
   По разному сложилась жизнь многих военачальников и рядовых казаков, стоявших под знаменами забайкальских полков, каждый из них по-своему понимал свой воинский и гражданский долг, но все они служили России.

   КАЗАКИ - кто они?
Само слово "казак" тюрского происхождения, что означает "удалец". "вольный человек". Это определение наиболее верно отражает смысл понятия "казак", хотя у разных народов существовало много вариантов его трактовки. Спор между историками о происхождении слова "казак", как и вообще,-кто такие казаки,-остается нерешенным.
   Спорить можно много, но ясно одно, что какого бы ни было происхождение слова "казак", в конечном итоге носителем его стал русский человек со своим языком, обычаями и культурой.
   Современным казакам надо гордиться своим славянским происхождением, а не искать прародину в Скифии, Азии или на Кавказе. Таким образом, можно предположить, что казаки - это уникальное славянское народонаселение, образованное за пределами Руси и в условиях, от неё не зависимых.
   Одной из существенных особенностей Забайкальского казачьего войска и было то, что социальная его основа состояла из крестьян. Потомственные казаки составляли явное меньшинство. Благодаря тому, что тысячи крестьян со своими семьями переселились в Забайкалье, этот суровый край стал процветать. Правительство царя не считалось ни с чем, проводя переселенческую политику, особенно на те земли Забайкалья, где находились так нужные для казны и армии серебряно-свинцовые заводы и рудники.
   Рабочих рудников надо было кормить, чтобы бесперебойно получать серебро для чеканки монет и свинец для постоянно воюющей русской армии. Хлеб из России везти было дорого и невыгодно, легче было приблизить пашню к рудникам. Вот и хлынул поток управляемых переселенцев из Центральной России и Сибири в Нерчинско-Заводский уезд, на земли царской вотчины в 30 миллионов десятин, где находились единственные в стране серебро-свинцовые рудники и плавильные заводы.
   Так как добровольно желающих переселиться в неизвестные земли было немного, то правительство шло на то, чтобы вместо рекрутов в армию помещики снаряжали своих крепостных для переселения в Забайкалье. Переселялись целыми семьями. За каждого крепостного-переселенца из казны выплачивалось помещику 20 рублей. Партии переселенцев отправлялись, как правило, в сопровождении казаков,  несших службу на Нерчинских заводах (Нерчинско-Заводских) и знавших суровые условия Забайкалья.  Много переселялось в Забайкалье крестьян-староверов, или старообрядцев.
   При Петре1 переселились в Восточное Забайкалье и на Аргунь первые "пашенные крестьяне" из Сибири. Они больше всего оказались приспособленными к Забайкалью и его тяжелым климатическим условиям. Ими были основаны деревни: Горный-Зерентуй, Базаново, Кадая,Алгачи, Кутомара. Других сибиряков поселили на реке Унда, возле бывших казачьих сторожевых постов. Были созданы поселения вдольтграницы с Китаем и Монголией в виде трех крепостей: Цурухайту, Чиндант и Акша. Между крепостями расположились казачьи посты из нескольких изб. К ним тоже подселялись переселенцы. Название деревень давали по фамилиям переселенцев. Так, на Унде появились Бочкарево, Подойницино, Буторино, Семеново, Матусово; по местным приметам: россыпь камней - Каменки, приток Унды - Тасеевка - Тасеево, гора Кокуй - деревня Кокуй; по месту жительства бурят и тунгусов - Галготай, Сарбактуй и т.д.
   Со временем переселенцы научились возделывать забайкальскую землю, стали получать хорошие стабильные урожаи зерновых культур, передавая опыт агротехники от отца к сыну. Старожилы-переселенцы всячески помогали новым. С тех пор и вошла в плоть и кровь забайкальцев взаимовыручка, называемая в народе "помочью". Это помогало выжить в тяжелых условиях забайкальского климата. Уже тогда стал устанавливаться свой способ управления крестьянской общиной - совет старейшин. Мудрые, прожившие жизнь деды управляли деревнями, выбирая из своего круга деревенского старосту - самого почтенного и мудрого. Нравственное состояние забайкальцев в те годы было намного выше, чем стало потом. Пьяниц, воров, лентяев, сквернословов не жаловали. Семьи были большие, хозяйства крепкие. Со временем коренных забайкальцев из русских стали называть "гуранами". Вот на какую почву легла идея обращения мужика и казака.
   Не на пустом месте образовались станицы и поселки, а на обжитой трудолюбивым народом земле. Многие потомственные казаки, прожив всю жизнь в Забайкалье, так и не умели обрабатывать землю и, ограничиваясь в своей хозяйственной деятельности скотоводством, только от мужика переселенца, обращенного в казака, переняли опыт возделывания земли. Вот этих мужиков -трудяг по идее Н.Муравьева и волею царя стали обращать в казаки. Сначала "оказачили" живших по Аргуни, Ингоде, Нерче, Борзе и Онону, потом по Унде. Новоявленные казаки в первое время сильно отличались от потомственных казаков, так как по-прежнему оставались крестьянами. Со временем все подтянулись до одного уровня, переняв друг у друга все хорошее и плохое так, что уже нельзя было отличать одних от других. Однако деление на потомственных и "обращенных" негласно существовало до тех пор, пока не ликвидировали казачество как сословие.
   Из числа потомственных казаков, как правило, назначались наказные атаманы, войсковые старшины, атаманы отделов и другое казачье начальство. Жить бывшие крестьяне, а сейчас казаки, стали не лучше, а может быть, и хуже. В этом недостаток проекта Н.Муравьева, который так и не был исправлен вплоть до ликвидации казачества.
   Забайкальское войско несло и земскую повинность в виде содержания дорог, мостов, гатей и переправ на войсковых землях, почтовую гоньбу (доставку почты), снабжение подводами и выделении квартир проходящим командам, сопровождение арестованных. Пешие казаки, кроме того, обязаны были содержать бригадные и батальонные управления, и за их счёт оплачивалось выданное им казенное оружие.
   Для этих целей со всего населения мужского пола пешего войска собирали деньги не более 3рублей с человека. Раскладка составлялась на четыре года.
   Предполагалось учредить для обучения детей казаков 6 полковых и 12 батальонных школ под непосредственным руководством бригадных и батальонных командиров. В полковых школах изучались предметы: закон Божий, грамматика, арифметика до тройного правила, чистописание, азы строевой службы. Учителями назначались грамотные урядники.
   В каждой русской бригаде, как в конной, так и в пешей, были созданы лазареты на 26 коек. Медицинская помощь оказывалась всему войсковому населению.
    Для ремонта вооружения, обмундирования и предметов снаряжения в каждой сотне были введены в штат по три мастеровых.
    Таким образом, с введением Положения о Забайкальском казачьем войске упорядочивались и регламентировались все стороны жизни казаков, юридически были закреплены их права и обязанности.
   Забайкальцы уравнялись с другими казачьими войсками России и стали восьмым по счету казачьим войском. К этому времени в России имелись казачьи войска: Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Уральское, Оренбургское, Позже образовались: Амурское (1858), Семиреченское (1867), Уссурийское (1889) казачьи войска.
   В 1917году из небольшого числа иркутский и красноярских казаков было образовано Енисейское казачье войско и Якутский казачий полк Министерства внутренних дел.
   6 декабря 1852года четырем русским конным полкам и двенадцати пешим батальонам были пожалованы знамена. В особой грамоте царя на имя Забайкальского казачьего войска говорится: "... жалую знамена 4-м русским конным полкам... и 12-ти пешим батальонам... повелеваем, по прочтении сей Нашей грамоты полкам и батальонам и по освящении знамен, употребить оныя на службу НАМ и отечеству, с верностью, усердием и храбростью Российскому воинству свойственными". Бурятские полки сохранили знамена, пожалованные в 1800 году.
   По случаю этого события генерал-лейтенант Муравьев издал свой приказ от 31 января 1853года №37 по Забайкальскому казачьему войску, где определяет, когда вручить знамена: "... по получении из Санкт-Петербурга знамен, освятить и раздать оныя по полкам и батальонам во время летнего сбора нынешнего года по всем правилам на этот случай установленным и со всею торжественностью, которая принадлежит этому счастливому для вновь образованного Забайкальского казачьего войска событию". Не забыл упомянуть исторические корни и заслуги казаков: "... я счастлив, что могу поздравить вас с Высочайшей милостью, которая поставила вас наряду с древнейшими и храбрейшими частями славного Российского воинства, я счастлив милостью к вам Великого Нашего государя, возвратившего вам права и значения ваших предков и награждающего в вас их знаменитые заслуги Государям и Отечеству". Приказ заканчивался словами: "Да будут эти знамена путеводителями к славе, когда повелит Государь, и грозою Его врагам; да будут они в мирное время залогом воинского братства между вами, благоденствия в домах ваших и верной и усердной службы вашему Великому Нашему Государю". Верноподданнический приказ исполнен в духе того времени, когда с именем царя отождествляли мощь государства, верность воинскому долгу и служению отечеству.
   Последующие исторические события показали, что Забайкальские казаки своими ратными подвигами и мирным трудом честно служили России, не уронили чести и достоинства своего войска, покрыли боевой славой врученные им знамена.
   При образовании Забайкальского казачьего войска  в военное ведомство вместе с разночинцами поступило 51439 лиц мужского пола и 49380 лиц женского пола.
   Относительно нравственности казаков в официальных отчетах указывалось: "Русские конные казаки кротки, миролюбивы и гостеприимны. Пешие казаки и бурятские казаки были немного хуже, но вообще среди казачьего населения убийства, грабежи и важные преступления встречались очень редко". Так, в 1853году по отчетным документам зарегистрировано 4 убийства, и ничего не говорится о грабежах и воровстве. Их просто по отчетам нет. Конечно, такое положение дел с преступностью, представленное в официальных документах, можно поставить под сомнение, так как многие виды преступлений не показывали. Ничего нет о таких видах преступления, как ранение на почве ссоры или при неосторожном обращении с оружием; угон скота; семейные и другие ссоры с избиением и увечьем и т.д. Часто решение по этим видам преступлений принималось внутри казачьей общины и при обоюдном согласии сторон, сведения об этом в отчет не попадали. Но, как отмечается историками, вопрос о нравственности забайкальских казаков в первые годы существования войска не стоял так остро, как после русско - японской войны и перед событиями 1917года.
   Ко времени описываемых событий в Европе создалась сложная политическая обстановка. Начиналась Крымская война. Англо-французско-турецкая коалиция высадила свои войска на Крымский полуостров. Английский флот угрожал захватом Камчатки, Сахалина и устья Амура, что отрезало бы Россию от выхода в Тихий океан. Русские владения на Дальнем Востоке нуждались в защите.
   23 апреля 1853года Муравьев лично докладывал императору Николаю 1 об исследованиях экспедиции капитана Агте на Амуре и попросил разрешение на занятие русскими залива де-Кастри и озера Кизи. На возражения царя, что эти места необходимо будет оборонять от противника силами флота и армии, посланными из Кронштадта, Муравьев ответил: "Можно и ближе подкрепить". Свои слова Муравьев сопроводил жестом, указывающим от Забайкалья по Амуру.
   Николай 1, зная об идее Муравьева занять Амур, дал согласие на это.
   Заручившись поддержкой царя, Муравьев начал энергичную подготовку к экспедиции на Амур. Эти экспедиции стали называться сплавами. Из 2-й конной бригады Забайкальского казачьего войска была сформирована морская казачья команда в количестве 109 человек. В их число вошли: 10 человек от Цаган-Олуевской станицы; 10 человек от Кайластуевской; 16 человек от Цурухайтуевской; 16 человек от Средне-Борзинской; 29 человек от Усть-Стрелочной и 30 человек от Горбачевской станиц. Командовать сборной сотней поручили сотнику Имберг, а младшим офицером назначен был зауряд-хорунжий Павел Беломестнов.
   17 мая сотня присоединилась к главным силам флотилии, выходившей из Шилкинского Завода, и поступила в распоряжение подполковника Корсакова.
   18 мая флотилия вошла в Амур. Муравьев, лично руководивший первым сплавом, зачерпнул стакан амурской воды, отпил из него и поздравил отряд с походом. Трубачи заиграли гимн России, на плотах и судах раздалось громкое "ура!".
   20 мая флотилия подошла к месту, где находился сожженный по Буринскому трактату Албазин. Отдав почести его защитникам и отслужив молебен, отряд продолжил движение по Амуру.
    14 июня прибыли в Мариинский пост, где Забайкальская сотня при 4 горных орудиях осталась для его обороны. Другие силы также были распределены для охраны побережья от нападения англо-французской эскадры, появившейся у восточных границ под американским флагом.
    Крымская война была в разгаре. Для обороны Амура имевшихся сил явно недоставало. Весной 1855года Муравьев "сплавил" по Амуру, который стал жизненным нервом Восточной Сибири, еще 3 тысячи человек, то есть все, что могло дать Забайкалье. Кроме того, в устье Амура, между Мариинским постом и Николаевском, поселили 51 семью из Иркутских и забайкальских крестьян. Летом этого же года на Амур прибыла конная сотня забайкальских казаков для поселения навсегда. Обосновавшись на левом берегу реки, казаки образовали станицу Сучи. В сотне числилось 148 казаков и подростков, 43 женщины и 39детей. Из домашнего скота имелось: лошадей-76, коров-39, овец-10. Для пропитания и посева привезли с собой 929 пудов разного зерна и муки.
   Вторым "сплавом" руководил князь Волконский. По прибытии в устье  Амура сводный пеший казачий полубатальон в количестве 500 человек расположился  в Александровском посту (де-Кастри)под командованием подполковника Сеславина. Вместе с пешими казаками оборону поста заняли часть конной казачьей сотни и дивизион горной артиллерии.
   Эскадра противника в составе 8-9 судов появилась в заливе де-Кастри 3 октября 1855года. Спустя 2 часа после остановки ее на де-Кастринском рейде, 8 баркасов с солдатами направились к берегу. Береговая команда из 130 казаков под руководством есаула Пузино засела скрытно в кустарнике на берегу. Урядник Таскин вызвался убить выстрелом офицера, стоявшего в белом кителе на носу шлюпки и командовавшего баркасами с морскими пехотинцами. Распределив между стрелявшими цели, казаки по команде есаула произвели залп. Офицер и несколько солдат были убиты или ранены. Баркасы и шлюпки замедлили движение, а потом повернули обратно к своим кораблям, которые открыли сильный огонь по берегу из орудий.
   Так произошло первое боевое крещение забайкальских казаков при защите Амура. Урядник Таскин был награжден за свой меткий выстрел знаком отличия военного ордена, став первым Георгиевским кавалером в Забайкальском казачьем войске.
    Спустя 61год после этого события правнук урядника, Сергей Таскин, ставший членом Государственной Думы, в своих воспоминаниях писал, что Пётр Таскин, уроженец Пуринского поселка, Быркинской станицы, проходил службу в Иркутском казачьем полку. Получив Георгиевский крест 4-й степени, он был произведен в зауряд-хорунжие. Отслужив, Петр Таски стал хорошим хлеборобом. За представление на сельскохозяйственную выставку 1869 года превосходных образцов яровой ржи получил медаль от устроителей выставки-Восточно-Сибирского Русского технического общества. Избирался Быркинским станичным головою. Вот такой был первый герой Забайкалья.
   На рапорте генерал-губернатора  Восточной Сибири военному министру от 10 января 1855года за № 8649 "О действиях отряда князя Волконского против английского десанта в бухте де-Кастри" Николай 1-й наложил резолюцию: "Всех офицеров представить к наградам и объявить благоволение в приказе, нижним чинам дать пять знаков отличия военного ордена и всем по одному рублю серебром". На донесении генерал-лейтенанта Муравьева  император сделал надпись: "Делает честь начальникам и войскам".
   В 1856году, после окончания Крымской войны, было принято решение вернуть войска с Амура в Забайкалье. Для обеспечения возвращающихся войск продовольствием был проведен третий сплав по Амуру. В состав конвоя, сопровождавшего 289750 пудов разного груза, входил второй полубатальон сводного действующего батальона Забайкальского пешего казачьего войска (40урядников, 6 барабанщиков, 6 горнистов и 460 казаков) под командованием войскового старшины Мухина.
   
   27июня 1856года возвращающиеся в Забайкалье войска под командованием полковника Сеславина на гребных баркасах выступили из Мариинского поста тремя отрядами вверх по Амуру. Этот переход забайкальцев равен был подвигу, так как казаки выдержали невероятные лишения, прежде чем достигли родных станиц.
    Первый отряд в 1000 человек прибыл относительно благополучно еще до начала зимы. Второй, в количестве 819 человек, прибыл вслед за первым, но потерял 96 человек от голода и болезней. Третий отряд, в составе 370 казаков и 9 офицеров, пройдя 2340 верст местности, опустошенной двумя первыми отрядами, понес небольшие потери. Из 379 человек вернулись 267,а 112 казаков-забайкальцев остались лежать на берегах Амура.
   Вот как описывает Н.П. Беломестнов в «Известиях общества изучения казачества» этот поход:
   «После молебна 68 человек отплыли из Мариинского поста на баркасе с запасом продовольствия на месяц. Вместе с казаками в своей лодке плыл купец Чердышов. Выступили 10 сентября. Плыть надо было против течения, продвигались медленно, а холода наступали. Купец Чердышов предложил бросить тяжелый баркас и купить десять гиляцких лодок. Что и было сделано за 95 рублей 75копеек. Скорость продвижения возросла, и к 1 октября миновали устье Уссури. 15-го на реке появилась шуга. Морозы надвигались с неумолимой быстротой. 18 октября достигли щек Хингана. При выходе из них встретили сплошную шугу. Плыть стало невозможно. Казаки сделали из лодок сани, уложили пожитки и двинулись в путь. По окончании запасов продовольствия сани бросили, оставив при себе котомки да кремневые ружья.
   Мучил голод, охота не удавалась (не было зверя). Казаки жевали сухую траву, глодали кору деревьев, постепенно слабели и отставали от товарищей, выбившись из сил. Ночью, во время ночлега, отставшие подходили, а утром снова в путь. В котомках казаки несли домой подарки близким, кое-что из американских вещей, купленных у местного населения, но постепенно их выбрасывали, так как это было тяжело нести на себе. Испытав невероятные мучения, отряд 24 октября встретил первую избу, а к 1 ноябрю достигли деревни Цех, где наняли 15 лошадей и с их помощью добрались до ближайшей большой китайской деревни. 5 ноября казаки выступили дальше, но уже на арбах, данных по приказанию амбаня, и так доехали  до Айгуна. Зауряд-сотник Беломестнов обратился за помощью к амбаню Айгуна, который выделил им кое-что из одежды и 24 лошади с санями и упряжью.
   Морозы достигли 30 градусов. Снова холод и голод мучили людей. 9 декабря достигли урочища Кайкукан, где стояли юрты тунгусского племени манегров. Отдохнув немного, отряд отправился в путь на Кутоманду. В Кутоманде стояла небольшая  русская команда, которая приютила казаков и вдоволь накормила хлебом. Только 20 декабря, то есть на сороковой день после выхода из Айгуна, казаки добрались до Усть-Стрелки. Дошли все, но в Стрелке умер казак Петр Пешков от гангрены, поразившей обмороженную руку. Этот Пешков, будучи неграмотным, сочинил песню, которую долго потом распевали участники похода:
                                   Со Стрелки отправлялись с полными возами,
                                   В Кази приплывали с горькими слезами,
                                    Плыли по Амуру великие версты,
                                    Стерли у рук и ног персты, считаючи версты.

   Он же, Н.П. Беломестнов, описывает удивительный случай силы, воли и выносливости забайкальского казака 5-й Усть-Стрелочной сотни Николая Сурикова:
   «Вернувшись с Амура в составе сотни в Кутоманду, отдохнув денек после более трехмесячного изнурительного похода и наевшись вволю хлеба, заявил товарищам, что он дойдет до Усть-Стрелки за два дня. От Кутоманды до Усть-Стрелки 180 верст. Его сочли хвастуном. Однако, отметив время ухода у зауряд-сотника Беломестнова, он через 42 часа был уже в Усть-Стрелке. Время прихода зафиксировал зауряд-сотник Богданов.
   Проезжавший летом 1858года мимо Усть-Стрелки Муравьев узнал об этом случае, вызвал казака Сурикова к себе, поблагодарил за службу, произвел в урядники и поцеловал».
   Руководимые умелыми и талантливыми людьми, забайкальцы оказали неоценимую услугу России в освоении своего края и Приамурья.
   Направляя конных и пеших казаков для переселения на Амур, Муравьев создал условия окончательного присоединения земель на левом берегу Амура к России. Переселение забайкальцев на Амур осуществлялось добровольно, все права и преимущества, установленные Положением от 17 марта 1851года, оставались за ними, из списков Забайкальского казачьего войска они не исключались. Кроме того, для переселенцев с Забайкалья на Амур устанавливались дополнительные льготы, способствующие поднятию экономики казачьих общин.
   Главным пунктом отправки казаков для жизни и службы на Амуре был Шилкинский завод, где готовились суда и плоты для сплава тпо Амуру. Переселившиеся на Амур первые 450 семейств забайкальских казаков должны были заселить огромное пространство от Усть-Стрелки до Хингана.
   Был организован и произведен 4-й сплав забайкальцев по Амуру. Китайцы не препятствовали переселению русских на Амур.
   
   
   С 11 по 16 мая 1858года начались переговоры с Китаем об определении границ по Амуру, и 16 мая был подписан Айгунский трактат (договор), названный так по городу, где они проходили.
   В этот же день состоялся церковный парад Забайкальских казачьих войск, где генерал-адъютант Н.Муравьев отдал следующий приказ:
   «Товарищи! Поздравляю вас! Не тщетно трудились мы! Амур сделался достоянием России! Святая православная церковь молится за нас! Россия благодарит. Да здравствует император Александр и процветает под кровом Его вновь приобретенная страна! Ура!» Войска ликовали. 20 мая Муравьев отправил подлинный трактат при своем донесении императору с секретарем по дипломатической части Блютцевым. В донесении указывалось: «По данному мне… уполномочию я заключил с Амурским главнокомандующим, князем И-Шань договор, который имею счастье здесь в подлиннике повергнуть на…воззрение и утверждение».
   На рапорте Муравьева Александр Второй написал: «Слава Богу».
О границе между Россией и Китаем в договоре говорилось: «Левый берег Амура, начиная от реки Аргуни до морского устья реки Амура да будет владением Российского государя, а правый берег, считая вниз по течению до реки Уссури, владением Дайцинского государства; от реки Уссури далее до моря находящиеся места и земли, впредь до определения по сим местам границы между двумя государствами, как ныне да будет в общем владении Дайцинского и Российского государства». Было также предусмотрено право севместного пользования реками Амур, Сунгари, Уссури: «…всех же прочих иностранных государств судам по сим рекам плавать не должно». Обязались стороны «для взаимной дружбы» покровительствовать, «на обоих берегах торгующим людям двух государств».
   В июне 1856 года указом богдыхана договор был утвержден и ратифицирован Россией. Заключая договор с Россией о границе по Амуру, китайское правительство рассчитывало на поддержку и посредничество русских в противодействии проникновению западных держав в Китай. Когда Англо-Французская эскадра вошла в залив Пейхо, правительство Китая обратилось к русскому правительству с просьбой встать на защиту интересов Китая от посягательств Англии и Франции на его территорию.
   В секретном предписании Государственного Совета посланнику Гуайляну 2 июня 1858года было дано поручения довести до Русского правительства просьбу, чтобы оно «употребило усилия усовестить англичан и французов и положило предел их несправедливым требованиям» в пользу Срединного государства.
   В 1858году забайкальские казаки на Амур переселялись уже по жребию. «Волнение среди станичников было ужасное. Все боялись вытянуть жребий», - вспоминает современник. Был сформирован  Амурский конный полк и пешая Амурская бригада. Всего в 1858году переселилось на Амур 3696 человек обоего пола. Они организовали 32 станицы: 13 конных и 19 пеших. К 1860году планировалось переселить на Амур 5 тысяч человек из Забайкальского казачьего войска. Посемейные списки переселенцев утверждались губернатором Забайкальской области Михаилом Семеновичем Корсаковым, который длительное время был ближайшим помощником и единомышленником генерал-губернатора Восточной Сибири Муравьева.
    26 августа 1858года генерал-адъютант Муравьев был возведен в графы с присоединением к его фамилии «Амурского». Власть его была безгранична. Это был маленький царек Сибири. Имея твердый, вспыльчивый характер, Муравьев не терпел не исполнительности, расхлябанности, и «горе тому, кто посмел бы ослушаться его». С.Казаринов, бывший при нем почти 6 лет секретарем, вспоминает в своих мемуарах, что однажды, во время очередного сплава по Амуру, командир 3-й роты 16-го линейного батальона капитан Березовский по ошибке полковника Корсакова неправильно выполнил команду Н.Муравьева. Взбешенный небывалым случаем, Муравьев приказал баржи и плоты приставить к берегу, казаков и солдат построить в каре, вырыть яму и закопать в ней неисполнительного офицера. Однако, разобравшись с помощью Корсакова, что он не прав и судит невиновного, Муравьев извинился публично за свою «горячность», снял с себя орден Станислава 2-й степени и надел его на капитана Березовского, который за время экзекуции над ним поседел, как лунь.
   Самоуправство и самодурство у Муравьева всегда граничили с щедростью и великодушием. Так, например, встретив на улице подгулявшего чиновника, который на вопрос его: «Ты кто такой?» дерзко ответил: «Секретарь иркутского земского суда, верчусь туда и сюда!» - приказал арестовать выпивоху и, «чтобы не покидал семью и не кутил бы по ночам да помнил бы царскую службу, на которой ты состоишь», - высечь его розгами. Тут же солдаты, по словам С. Казаринова, долго не медля, всыпали ему 100 розг. На следующий день через своего адьютанта Корсакова передал жене чиновника 150рублей и напутствие, чтобы она удерживала мужа от пьянства. Узнав также, что эта семья живет бедно, приказал сына и дочь высеченного чиновника определить в гимназию на казенный счет.

   Не избежал Муравьев за время своего губернаторства и курьезных случаев, смешных, бесчеловечных, попирающих всякое человеческое достоинство, но решительных и полезных для того времени. Постоянно изыскивая людские ресурсы для освоения огромных просторов Приамурья, Муравьев решал такие вопросы одним махом. Так, вместо отправки провинившихся солдат в штрафные батальоны, он, обратившись к царю, попросил всех штрафников присылать к нему в Иркутск. Положение о зачислении в войско с обращением в казаки «порочных нижних чинов» было издано 18 мая 1858года. Иркутск стал главным местом сбора штрафников. Здесь их комплектовали по эшелонам и отправляли на Амур осваивать новый край, заниматься сельским хозяйством. А для того, чтобы «сынков»,как их называли в народе, не отправлять холостяками, Муравьев решил их переженить, особо не заботясь о нравственности предстоящей процедуры. По его решению, полицмейстеру города Иркутска, Енисейскому, забайкальскому и якутскому губернаторам в двухнедельный срок было приказано собрать в Иркутске всех проституток и женщин легкого поведения, живущих на управляемых ими территориях. Что и было исполнено. На второй день после прибытия всех женщин построили в одну шеренгу напротив такой же шеренги холостых штрафников. Затем последние по команде подошли к женской шеренге и взяли за руку стоящую напротив женщину. Когда все пары выстроились, их повели в Преображенскую церковь, в которой несколько священников с 8 часов утра и до 8 часов вечера совершали обряд венчания. В казармах были накрыты столы для новобрачных, на которых были выставлены водка, пиво и закуска. «Веселье» продолжалось до полуночи. После застолья новобрачные разместились на нарах здесь же, в казарме, из-за отсутствия отдельных комнат.

   Штрафные из всех гарнизонов России продолжали прибывать, а невест всем не хватало. Тогда родился новый приказ Муравьева, который был расклеен по всему городу Иркутску. В нем говорилось, что все женщины и девицы после 9 часов вечера, когда пробьют зарю, не смели  выходить из своих домов и квартир, в противном случае они будут забираться полицейскими патрулями и на следующий день обвенчаны со штрафными солдатами, следующими на Амур. Для ознакомления с приказом отводилось 10 дней, после чего никакие просьбы, мольбы и деньги не спасали нарушивших приказ. Один только квартальный соблазнился и взял взятку в 300рублей за освобождение сестры одного купца. За этот проступок, по приказанию генерал-губернатора, квартальный надзиратель в 24 часа  был лишен всех прав состояния и был сослан на каторгу сроком на 5 лет в Нерчинские рудники.
   Взяток в Иркутске при Муравьеве больше не брали.
   Все повенчанные пары отправлялись на подводах до Читы и Сретенска, а из Сретенска на плотах и баржах плыли до Благовещенска, где их распределяли по станицам Амура с перечислением в казачье сословие. Для постройки избы было отпущено бесплатно по 100 бревен строевого леса на семью, из казенных складов выдавалось: стекло для окон, вьюшки и заслонки для печей, для сохи сошники и бороны, железные зубья, грабли, вилы, топоры. Кроме того, на каждую семью были выданы 50 рублей наличными и по одному коню.
   Обладая характером деспота и неограниченной властью, граф Муравьев-Амурский вел скромный образ жизни, не пользуясь всеми благами, которые сулила его должность. Определенного времени  для отдыха у него не было. Независимо от того, когда ложился спать, вставал в 5 часов утра. Выкупавшись в реке и выпив стакан крепкого, с ромом, чаю, закусив одним сдобным сухарем, выходил пешком из дома на прогулку по берегу реки Ангары или по городу. Никогда не упускал случая переодетым осмотреть рынок, все базары и магазины. Если замечал какие-то нарушения в торговле, неблаговидные поступки торговцев или администрации, расправа следовала немедленно. Тюрьма в Иркутске никогда не пустовала. С. Казаринов пишет, что в городе ходила поговорка по этому поводу: «Смотри, чтобы тебя Муравьев не отправил в свою кучу». Под «кучей» подразумевали небезизвестную иркутскую тюрьму.
   Затем он обходил учреждения и учебные заведения, записывая обо всем в свою записную книжку, и к 12 часам дня возвращался на завтрак, состоящий из тертой редьки с конопляным маслом и печеного картофеля в мундире. После завтрака осуществлял прием посетителей, рассматривал прошения, выслушивал доклады и делал распоряжения.
   В 17 часов обедал. Меню на обед было простое, русское: щи, гречневая каша с мясной подливкой из-под жаркого и редко когда кусок жареного мяса или котлета. Виноградных вин не пил, а простую очищенную водку, брасая предварительно в рюмку одну горошину перца.
Не забывал Муравьев поощрить людей за труды. По представленным им спискам были награждены императором 198лиц за участие в делах по присоединению Амура к России и проявленные при этом усердие и самоотверженность.
   По образцу Забайкальского и в основном из забайкальских казаков в 1858году было создано Амурское казачье войско. Благодаря, в первую очередь, забайкальским казакам, руководимыми такими людьми, как генерал-адъютант, граф Муравьев-Амурский, вопрос присоединения Амура к России разрешился благополучно. Забайкальцы, ставшие амурцами, взяли под защиту рубежи Дальнего Востока и исполняли свой долг честно и добросовестно. Они активно участвовали в русско-китайском походе 1900-1901 годов, в русско-японской войне 1904-1905годов и первой мировой войне 1914-1918 годов.
   В 1910году на Амуре насчитывалось около 33 тысяч казаков, из них 5 тысяч служащих.
   В апреле 1918 года 5-й съезд трудящихся и казаков Амурской области в Благовещенске упразднил казацкое сословие на Амуре.
   В 1860году, 2 ноября, в Пекине был заключен русско-китайский договор, который подтверждал, развивал и разъяснял Айгунский договор 1858года и Тяньцзинский трактат 1858года. Этот договор определил восточную и наметил западную границы России и Китая. В соответствии с договором, восточная граница между двумя государствами установилась, начиная от слияния рек Шилки и Аргуни, вниз по течению реки Амур до места впадения в нее реки Уссури. Земли, лежащие по левому берегу (на север) Амура, объявлялись принадлежавшими России, а по правому берегу (на юг) – Китаю. Далее граница устанавливалась по рекам Уссури и Сунгача, Ханка, реке Беленхэ (Тур) и далее по горному хребту к устью реки Хубиту (Хубту, Ушагоу) и от этого места «по горам, лежащим между рекой Хуньчунь и морем до реки Тумыньцзянь». Земли, лежащие к востоку от этой линии, объявлялись территорией России, а к западу от нее – территорией Китая. К договору была приложена карта. Договор разрешил свободную беспошлинную торговлю вдоль всей границы между обоими государствами. России предоставлялось право иметь в Урге и Кшгаре своих консулов.
   В 1861 году Муравьев ушел в отставку, еще полный сил и надежд, но не справившийся с интригами завистников и царских любимцев. Царь охладел к нему. Обидевшись на несправедливое отношение со стороны императора, Муравьев Забайкальского казачьего войска, в возрасте 72 лет.
   Похоронили его на Мо
« Последнее редактирование: 05 Ноябрь, 2021, 10:44:30 от Евгений Кочнёв »

Оффлайн Шестаков

  • Главный модератор
  • Почетный участник
  • *******
  • Сообщений: 14921
    • Просмотр профиля
Re: Забайкальское казачество.
« Ответ #1 : 17 Август, 2021, 11:04:21 »
Тема об истории Забайкальского казачества хорошо была развита на страницах старого форума с одноименной темой.
См. по ссылке: http://archive.predistoria.org/index.php?name=Forums&file=viewtopic&t=77

а также продолжение темы об истории забайкальского казачества:
http://archive.predistoria.org/index.php?name=Forums&file=viewtopic&t=968

« Последнее редактирование: 17 Август, 2021, 11:17:22 от Шестаков »
Шестаковы, Пешковы и Мунгаловы из Старого и Нового Цурухайтуя.
Телеграм-канал "На сопках Маньчжурии", ссылка на канал: https://t.me/nasopkahman

Оффлайн Елена

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 95
  • Лончаковы (Лоншаковы), Юсовы, Налобины, Рудак
    • Просмотр профиля
Re: Забайкальское казачество.
« Ответ #2 : 11 Апрель, 2022, 12:58:00 »
 Все повенчанные пары отправлялись на подводах до Читы и Сретенска, а из Сретенска на плотах и баржах плыли до Благовещенска, где их распределяли по станицам Амура с перечислением в казачье сословие. Для постройки избы было отпущено бесплатно по 100 бревен строевого леса на семью, из казенных складов выдавалось: стекло для окон, вьюшки и заслонки для печей, для сохи сошники и бороны, железные зубья, грабли, вилы, топоры. Кроме того, на каждую семью были выданы 50 рублей наличными и по одному коню.

Следуя далее умозаключениям Казаринова: такими семьями были наполнены первые станицы на Амуре.....

Как легко он унизил ЗКВ, из состава которого вылилось АКВ, и навешал ярлык на первых устроителей станиц на Амуре. Хорошо, однако, ему было, сидя границей с рюмкой наливки у камина разглагольствовать о моральном облике людей, потом и кровью осваивавшим земли для Рос.Имп. и для его благополучия в т.ч., охранявшим рубежи и его в т.ч., как если б в светском обществе были сплошь высокоморальные личности, гнушавшиеся нетрадиционных связей, выступавшие образцом подданного Рос.Имп. .... Ох уж, эти историки... Думала найду в "труде" Казаринова отсыл к документам, которыми он руководствовался, ан нет... Кто ж его так крепко из казаков обидел?