Автор Тема: Забытая история.Тобольские герои Албазина.  (Прочитано 1317 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
                                                     ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ. ТОБОЛЬСКИЕ ГЕРОИ АЛБАЗИНА.

   Мало кто в современной России помнит о том, какую роль в первопроходческом движении XVII – начала XVIII века сыграл город Тобольск. А ведь Тобольск в то время, являясь столицей Сибири, по сути, выполнял роль штаба по руководству первопроходческим движением, из которого не только отправлялось в отдаленные гарнизоны снабжение, но и в котором часто формировались отряды казаков, отправлявшихся «на государеву дальную службу», которые в дальнейшем непосредственно открывали и присоединяли к России новые земли, приводили «под государеву царскую руку» новые народы.
Так, в 1619 году посланным из тобольска казачьим отрядом во главе с пелымским сыном боярским Петром Албычевым и стрелецким сотником Черкасом Рукиным был основан Енисейский острог [3, С.43], а в 1639 году из Тобольска «на государеву службу на Великую реку Лену с стольники и воеводы с Петром Головиным с товарыщи» был послан отряд из 245 тобольских [5, Л.216-229] и 50 березовских казаков, которые в 1642 году основали Якутский острог [16, С.358]. Сами эти события, явившиеся своего рода вехами в истории России, сегодня, безусловно, помнят. Но главные участники этих событий – тобольские служилые люди – сегодня забыты.
   На сегодняшний день, к сожалению, забыто и то, с каким трудом, ценою каких неимоверных усилий и жертв продвигались первопроходцы «встречь Солнцу», ведь в новых неизведанных землях их ждала суровая, зачастую коварная и совершенно неприветливая природа. Кроме снаряжения и боеприпасов в походах им необходимо было везти с собой и продовольствие, которого часто не хватало, от чего первопроходцам приходилось голодать. Сегодняшние наши соотечественники даже не предполагают, что походы служилых людей в новые земли сопровождались еще и ведением боевых действий с теми силами, чьи экономические интересы нарушало продвижение России на восток.
   Сегодня уже никто, кроме историков, не помнит о том, что противостояние казаков-первопроходцев и империи Цин вылилось в 80-е годы XVII века в войну, в ходе которой в Приамурье китайцами было уничтожено несколько русских острогов и деревень, дважды осаждался форпост русского государства на Амуре – Албазинский острог.
   Основанный в 1665 году казаками во главе с опальным казачьим пятидесятником Никифором Черниговским на месте сожженного отрядом Ерофея Хабарова в 1651 году городка даурского князя Албазы, Албазинский острог стал экономическим и духовным центром освоения Приамурья, тем более, что пришедший с Никифором Черниговским иеромонах Гермоген в 1671 году основал рядом с Албазинским острогом Спасскую пустынь – первый православный монастырь на Амуре.
   За развитием Албазина, а в 1682 году он стал центром уезда, в котором располагалось более 20 русских сельскохозяйственных поселений – слобод, зимовий и острогов, ревностно следила империя Цин, так как казаки приводили под власть русского царя все больше приамурских племен, которых империя Цин считала своими подданными, а их земли – своей собственностью. К 1683 году в империи Цин, включающей территорию Китая, власть полностью захватила маньчжурская династия и закончились междоусобицы. У китайцев появилась возможность заняться русскими на Амуре, и они предприняли против казаков военные действия.
После того, как китайцы перехватили казачий отряд Григория Мыльника в составе 70 казаков, везший военное снаряжение и провиант в Долонский и Селемджинский остроги, и принудили казаков сдаться, эти остроги пришлось оставить без боя. Казаки Верхнезейского острога смогли продержаться против в десятки раз превосходящих сил китайцев полгода, но в феврале 1684 года были вынуждены сдаться. Уничтожив вышеназванные острожки на реке Зее и Дукитанский острожек по реке Амгуни, в начале июня 1685 года китайцы на 100 судах подошли по Амуру к Албазину. По берегу шла китайская конница и пехота. В Албазине к этому времени собрались жители окрестных русских деревень. Общее количество защитников Албазина, в том числе казаков, купцов, промышленных людей и крестьян, составляло 450 человек. У них было 3 пушки и 300 мушкетов [2, С.28].
   Некоторые исследователи утверждают, что общая численность китайского войска составляла до 15 тысяч воинов при 15 осадных и полевых пушках. Но в отписке 1685 года из Селенгинска енисейского сына боярского Ивана Поршенникова енисейскому воеводе князю Щербатову говорится: «…А по сказке албазинских служилых людей, которые выпущены из китайского царства к Москве к Великим государем с листом через Селенгинской, пошло из китайского царства силы пятнадцать тысяч под остроги Великих государей, а под Албазинским объявилось той силы тысяч с шесть, а досталная сила идет  под Нерчинские остроги…» [1, С.252].
   Подступив к Албазину 11 июня, китайский полководец Лань Тань потребовал сдачи острога. Но казаки отказались сдаваться, а наоборот, предприняли боевую вылазку, напав на китайцев. Китайцы с помощью артиллерии отбили атаку. После этого китайцы на острове Арбун напротив Албазина возвели батарею, которая начала расстреливать Албазин, а острог они окружили заставами, чтобы не пропустить к албазинцам помощь.
   Через пять дней к Албазину подошел плот с русскими жителями ближайших деревень, среди которых были женщины и дети. Плот был окружен китайскими судами, и за отказ сдаться все находившиеся на плоту русские – более 40 человек - были убиты китайцами. В этот же день китайцы пошли на приступ, но даже потеряв в сражении половину защитников, при разбитых башнях и строениях, казаки не сдавались. Когда же китайцы, подойдя вплотную к острогу, начали обкладывать его дровами, намереваясь сжечь острог вместе с защитниками, а защитники Албазина не могли воспрепятствовать этому потому, что у них уже заканчивались боеприпасы, воевода Алексей Ларионович Толбузин вынужден был пойти на переговоры с китайцами о почетной сдаче острога при условии пропуска всех его жителей с оружием и имуществом в Нерчинск.
Китайцы согласились с условиями воеводы Толбузина, но не выполнили всех своих обещаний. Часть женщин, взятых казаками в жены из местных племен, с детьми китайцы, считая их поддаными империи Цин, забрали с собой. Увидев это, часть казаков вместе со священником Максимом Леонтьевым перешла на сторону китайцев, взяв с собой икону св. Николая Чудотворца. Они были уведены китайцами в Пекин.
После ухода албазинского гарнизона в Нерчинск, Албазинский острог по распоряжению Лань Таня был полностью разрушен и сожжен китайцами.
В кратком сообщении о взятии войсками Цинской империи Албазина указывается: «… воевода Алексей Ларионов сын Толбузин пришел с албазинскими служилыми и всяких чинов людми в Нерчинской острог июля в 10 день; и пушек и аманатов китайские люди ему не отдали, и шли де за ним они на бусах с пушками и со всяким приступным огненным боем до усть Аргунской заимки» [1, С.252].
Дальнейшие события, произошедшие после прихода албазинского гарнизона в Нерчинск подробно описаны в отписке нерчинского воеводы Ивана Власова к енисейскому воеводе князю Константину Щербатову: «…В прошлом во 193 [1685] году, июля в 28 день и августа в день писал я к тебе, господине: китайские воинские люди Албазинский острог взяли, а воевода Алексей Толбузин с служилыми и всяких чинов людми пришел в Нерчинской; и албазинские служилые и промышленные и пашенные крестьяне били челом Великим государем, а мне, господине, говорили непрестанно, чтоб их из Нерчинска отпустить, для их разоренья, в хлебное место; и я, опасаясь Великих государей гневу и опалы на себя и чтоб не потерять государской Даурской земли и побежной из Нерчинска славы не учинить, через Камень в Удинской острог их не отпустил. И посылал из Нерчинска нерчинских конных казаков, десятника Якушка Телицына с товарыщи, вниз по Шилке реке в пяти легких стругах, а велел им итти до тех мест, где встретят неприятелских китайских людей, чтоб для всяких ведомостей языков добитца о их неприятелских замыслах. И Якушка Телицын с товарыщи, приехав в Нерчинск, и привезли с собою никанской породы мужика, а передо мною он Якушка с товарыщи сказал: насееной де хлеб в Албазинском уезде весь цел, а китайских де воинских людей нигде не видали. И я, не хотя того хлеба насеяного потерять, чтоб было чем ратных людей прокормить и Великих государей десятинная пашня и служилым  людем и пашенным крестьяном и всяким присевщиком их пахота и впредь не запустить, и служилых и всяких жилецких людей и пашенных крестьян с женами и с детми врознь не распустить, и как, по Указу Великих государей, будут присланы ратные люди на оборону Даурской земли, было бы к чему им пристать, – и для обережи того хлеба послал с ратными людми (казачья) голову Афонасья Байтона, которой прислан из Енисейска, чтоб китайские или мунгалские воровские люди пришед и того хлеба не потолочили и не пожгли. И прося у всемогущаго Бога помощи, надеясь на государские праведные молитвы, для съему того хлеба и для поселения отпустил из Нерчинска албазинских служилых и жилецких всяких чинов людей и пашенных крестьян в прошлом во 193 [1685] году в августе месяце в разных числех; а по челобитью албазинских служилых людей, отпустил с ними прежнего албазинского воеводу Алексея Толбузина, а с ним новоприборных ратных людей. А велел я ему Алексею с ратными людми до места, где был Албазинской, и до нижних Албазинского уезду заимок ехать наспех, не мешкав нигде ни часу, а приехав в Албазинской уезд велел учинить хотя малую крепость, где пристойно, и из-за той крепости хлеб с поль сымать, не испустя времени, за крепкими отъезжими караулы, чтоб неприятелские люди, пришед изгоном, над служилыми и работными людми какой порухи не учинили; а сняв с поль хлеб, велел я ему Алексею по Амуру вниз на левой стороне, высмотря крепкое угожее место, чтоб близ воды и лесу, острог или город поставить, и чтоб было мочно в том остроге или городе, для осадного времени, колодезь выкопать; а острог велел строить со всякими городовыми окрепами, ниже старого Албазинского острожного места, чтоб неприятелю было не в уступку. И как милосердный Бог помощи подаст, в каких местех острог или город поставлен будет, и сколь далеко от старого Албазинского острожного места, и что около того новопоставленого острогу или городу учинено будет всяких крепостей, и тому всему велел я ему Алексею учинить образец дровеной или чертеж, и тот образец или чертеж послать к Великим государем к Москве в Сибирской приказ. И в нынешнем, господине, во 194 [1686] году, ноября в 18 день, писал ко мне в Нерчинск он Алексей, а в отписке его написано: в прошлом де во 193 [1685] году августа в 27 день пришел де он Алексей на Амур реку на разореное место, где был Албазинской острог, с новоприборными и албазинскими старыми служилыми людми, и насееной де всякой хлеб сняли; а вверх и вниз по Амуру реке в далних деревнях снять не успели, потому что де время опоздало; и в нынешнем во 194 [1686] году на старом Албазинском острожном месте, где был Албазинской острог, сделал де земленого города в вышину полторы сажени печатных. Да в ширину де тот город 4 сажени же печатных, а выше де того ныне сделать города не успели, потому что время опоздало, земля замерзла; а по каким де образцом земляной город велел он Алексей делать, и таков образец послал он к Великим государем к Москве …» [1, С.252-253].
   Таким образом, решив не уступать китайцам своего влияния на Амуре, русские вернулись на Амур и построили к лету 1686 года на месте уничтоженного китайцами старого Албазинского острога новую крепость. В отличие от стен предыдущей крепости, которые строились в виде тына, крепостные стены новой крепости были возведены из бревен в два ряда, между которыми была засыпана земля, в результате чего ширина оборонительных сооружений достигала более 8 метров. В высоту стены крепости доходили до 3 метров.
   С осени 1685 года и до весны 1686 года разведывательные конные отряды китайцев неоднократно нападали на слободы и заимки, расположенные вблизи Албазина, разоряли их и захватывали в плен русских людей. Албазинские казаки тоже пристально следили за действиями китайцев и предпринимали попытки к захвату китайских «языков». Об этом в своей отписке енисейскому воеводе Степану Собакину докладывал нерчинский воевода Иван Власов: «… марта де в 7 день нынешняго ж 194 [1686] году послал де он Алексей [Толбузин] из Албазинска казачья  голову Афонасья Байтона, с ним служилых людей 300 человек, а велел де ему итти вниз по Амуру реке до верхней и до середней Погромных речек и до Камара реки, для взятья языков, чтоб уведать их неприятелские замыслы. И Афонасей Байтон с служилыми людми в Албазинск де приехал марта в 20 день, а привезли де с собою китайского языка имянем Говодейка; а перед ним де Алексеем [Толбузиным] он Афонасей сказал: ездил де он Афонасей с служилыми людми из Албазинска до Камара реки и стоял де на Камаре марта с 12 числа марта ж по 17 число, и наехали де на них китайские люди и с ними бились, и китайские де люди с Комара реки от него Афонасья побежали, и он де Афонасей с служилыми людми от Камара реки вверх по Таге реке гонился верст с 30 и болше, и сугнал де их китайских людей того ж числа на последнем часу дни, и был де с ними китайскими людми другой бой, и побил де он Афонасей с служилыми людми китайских людей человек с 30, а неприятелские де люди служилых людей побили 7 человек да 31 человека ранили» [1, С.254].
   На допросе китайский «язык» Говодейка сказал: «…А под новой Албазинск де приходу китайских людей в нынешнем во 194 [1686] году на бусах не будет, а будет де конница, и то осенью, для того чтоб де не дать с поль хлеб снимать, а с болшими людми под Албазин будут безотложно впредь во 195 [1687] году...» [1, С.255]. Видимо планы маньчжуров изменились, и в начале июля 1686 года маньчжурское войско подошло к Албазину. Об этом в отписке, отправленной с вестовыми албазинским служилым человеком Васильем Деревцовым и промышленным человеком Иваном Бибиковым, сообщил нерчинскому воеводе Ивану Власову албазинский воевода Алексей Толбузин: « …В нынешнем во 194 [1686] году, июля в 7 день, пришли под Албазинск неприятелские богдойские воинские многие люди в болшом собранье, на бусах и горою конми, с огненным городовым приступным боем и с пушки; и июля, господине, с 7 числа да июля ж по 12 число неприятелские богдойские люди обошли Албазинск город бусами вверх по зарешную сторону протокою, и стоят по верхную сторону города под монастырем и ниже монастыря к Албазинску, по обе стороны Амура реки; а богдойская сила и конница обошла горою и стоит круг Албазинска, и пушки наведены на город с четырех сторон, и из пушек по Албазинску городу бьют и приступают накрепко. И я в Албазинску, господине, служилых и промышленных и всяких чинов людей и пушек и пороху и свинцу малое число» [1, С.257]. Императора Китая на Руси традиционно называли Богдыханом, и поэтому в вышеприведенном тексте выражение «богдойские воинские люди» следует понимать как «китайские воинские люди».
   Из рассказа десятника даурских конных казаков Агапита Ларионова известно, что нерчинский воевода Иван Власов, не имея никакой информации о положении в осажденном Албазине, послал в сторону Албазина разведывательный отряд. «… в нынешнем де во 194 [1686] году посыланы были они Агапит из Нерчинска с даурским сыном боярским с Григорьем Лоншаковым, семьдесят человек, вниз для проведыванья про Албазинск; и были де они у Албазина близко и видели, что де Албазин от богдойских людей в осаде, стоят они богдойские люди под Албазиным бусами и стреляют по Албазину из пушек по многое время, а по заимкам хлебы вызжены все. Да они ж Григорей Лоншаков нашли близко Албазина руских людей, ходят по лесу десять человек, а сказывают они: были де до Албазинской осады на отъезжем карауле у коней тридцеть человек; и как прийдучи богдойские люди и Албазин обсадили, и им караулщиком в Албазин попасть было немошно, и от них богдойские люди двадцать человек переимали, а иных побили; и тех десять человек руских людей они Григорей Лоншаков с товарыщи привезли в Нерчинской. А сказывали де они перед Иваном Остафьевичем, что де богдойские люди стреляют по городу из пушек по многое время, а был де у них богдойских людей в одно время приступ к Албазину большей и стрелбы из пушек из города, и в дыму де города и людей не видеть было; и не можа они неприятели ничто сотворить, отступили прочь и стоят под городом за турами, а бусами стоят выше Албазина и ниже и против города за рекой. А которые руские конные табуны из Албазина пять сот лошадей отгонены были в Камень, и тех коней они богдойские люди нашли и к себе взяли и двадцать человек руских людей побили, а иных переимали…» [1, С.263-264].
   По возвращении отряда Григорья Лоншакова в Нерчинск, нерчинский воевода Иван Власов в своей отписке сообщил о положении дел в связи с китайской осадой Албазина окольничему и воеводе Федору Головину следующее: «…В нынешнем де во 194 [1686] году, июля в 7 день, пришли под новой Албазинск неприятелские китайские люди на бусах с огненным городовым приступным боем и горою конми многими дорогами, и на низу Амура реки на отъезжих караулех побили и переимали албазинских служилых людей двадцать дву человек; и он де Алексей [Толбузин] в Албазинску от неприятелских китайских людей с албазинскими служилыми людми и всяких чинов в осаде … А пришло де китайских людей под Албазин на сте на пятидесят бусах, а на бусе де шло на болших по 40 человек, а на средних по тридцати и по двадцати человек, в том де числе не малое число никанских неволных людей в работе без ружья; а ружья де пушек с сорок; а ручной де бой у китайских людей лучной, а пищалей де малое число; а лошадей де с ними шло тысячи с три, а гнали де тех лошадей люди с бус, переменяючись.
… А по отпуску, господине, из Нерчинска, в Албазине июля по 26 день служилых и промышленных людей и пашенных крестьян 826 человек, 8 пушек медных, 3 пищали затинных, пушка верховая, к ней 30 гранатов пудовых, 140 гранатов ручных, 5 ядер духовых, 112 пуд 36 фунтов с полуфунтом пороху ручного и пушечного, 60 пуд 6 фунтов полуфунтом свинцу.
… А в Нерчинску, господине, во всех Даурских острогах служилых и промышленных и всяких чинов людей 394 человека, и те все живут по розным острогам, 7 пушек, 66 пуд одна четь пороху ручного и пушечного, 77 пуд 36 фунтов с полуфунтом свинцу. И на выручку, господине, Албазина послать мне из Нерчинска, за малолюдством, некого…» [1, С.259-260].
   Китайцы неоднократно предлагали албазинцам сдаться, но казаки, решив стоять насмерть, отказывались капитулировать. Осознав, что взять Албазин с ходу не удастся, китайцы приступили к длительной осаде русской крепости. Вокруг Албазина они начали строить собственные оборонительные сооружения и делать земляные юрты. В связи с тем, что все подходы к Албазину были перекрыты регулярными китайскими конными разъездами, никакой информации о положении защитников Албазина нерчинский воевода получить не мог. Лишь в октябре 1686 года, когда китайцы увели свои суда с Албазинского рейда на зимнюю стоянку в затоны, во время ледохода, в ночь на 12 октября, трое смельчаков – казаки И. Бузунов, В. Бакшеев и Я. Мартынов – сумели выбраться из Албазина и отплыть на лодке. Лавируя между льдинами, они проплыли четыре версты. Затем лодку раздавило льдом, и они выбрались на остров. Спустя неделю Амур полностью покрылся льдом, и казаки двинулись дальше [4]. Здесь уместно заметить, что Бузуновы, Бакшеевы и Мартыновы – это фамилии тобольских пеших казаков.
   Вот что рассказал выйдя из Албазина казак Иван Бузунов: «…вышли де они три человека из Албазина в нынешнем во 195 [1687] году, после Покрова Пресвятыя Богородицы на другой неделе, во вторник, и все трое пришли в Нерчинской; а богдойские де люди стоят под Албазином, и бусы у них в отстой в замороз поставлены и юрты земляные у них поделаны, а круг города сделан земляной вал высокой и ров, да троп рогатки сделаны; а преж того были у них богдойских людей сделаны два вала древяные, один вал был сделан от городовой стены из смолья, а другой вал был из сырого дерева, и тот смоляной вал казаки из города сожгли; а под другой вал казаки из города подошли подкопом и тот вал  у них разорили; а из за тех валов был у них богдойских людей к городу приступ на Семен день велик, а было у них казаков к ним богдойским людям на вылазку пять боев, и их богдойских людей на вылазках из города из пушек и на приступах пало немало и от гранатки, а сколко их богдойских людей побито, и того не ведомо; а Алексей Ларионович Толбузин в городе убит от богдойских людей из пушки. Да на вылазках же поимали казаки их богдойских людей три человека никанского роду, и в Албазине де никанского языка никто не знает; и ныне де у нас казаков в Албазине приказным человеком Афонасей Байтон. А сказывает он Иван: хлеба де у них в Албазине будет до Светлого Воскресенья, толко де водою скудость велика. А руских людей на вылазках в городе неболшее место пало ж; а они богдойские люди стреляют из пушек по городу беспрестанно, а у казаков де в городе поделаны избы земляные. А как де они Иван с товарыщи вышли из Албазина на низ по Амуру, и лежали на острову восмь дней, потому что де караулы частые, выдти не мошно, и до Нерчинского шли три недели…» [1, С.264-265].
   6 мая 1687 года китайцы недалеко отступили от Албазина, сообщив Афанасию Бейтону, что начались переговоры о мире. Изнемогавшие же от ран, холода и голода защитники Албазина, твердо державшиеся против во много раз превосходящих сил противника, в своей челобитной на имя Великих государей так описали последние дни осады: «… и мы, холопи Ваши, с ними, богдойскими людьми, бились многия вылазки выходили из города и многих их людей побивали, голов своих не щадили за дом Пречистыя Богородицы и за Вас, Великих государей, помня крестное целованье и Вашу, Великие государи, к себе хлеб-соль и милость и помирали в осадное время с голоду и от безводицы с великой нужды и языков у них имали и на размену им на русских людей отдавали, а Вашего, Великих государей, города не сдали без Вашего Указу» [2, С.32-33].
   В августе 1687 года китайцы после безуспешной осады окончательно отступили от Албазина в глубь своей территории. Военные действия были прекращены. Для переговоров из Москвы 26 января 1687 года выехал полномочный посол, окольничий и брянский наместник Федор Алексеевич Головин. На переговорах русские предлагали китайцам установить границу по Амуру. Китайцы требовали установить границу по Байкалу. В итоге пришли к соглашению установить границу по речке Горбице, притоку реки Шилки. 27 августа 1689 года договор был заключен и подписан обеими сторонами. Албазин оказался на китайской территории и в третий раз был разрушен, а Афанасий Бейтон с оставшимися в живых защитниками Албазина ушел в Нерчинск.
Подвиг казаков, защитников Албазина во время второй его обороны, некоторые русские историки сравнивают с подвигом героев-спартанцев в битве при Фермопилах. Албазинцы ценой своих жизней своей героической обороной Албазина фактически связали руки Цинской империи, не дали китайским войскам пойти выше по Амуру на Нерчинск и другие остроги. Албазинское сиденье дало время русским собраться с силами, и уже в 1687 году привести в Даурскую землю несколько тысяч служилых людей, что, в свою очередь, явилось весомым аргументом на переговорах окольничего и воеводы Федора Головина с китайцами при заключении Нерчинского мирного договора с империей Цин. Только благодаря подвигу защитников Албазина Даурская земля осталась навечно в составе Российской империи.
До сегодняшнего дня были известны имена 78, оставшихся в живых, из 826 защитников Албазина, записанные по приходу из Албазина в Нерчинск Афанасием Ивановичем Бейтоном [2, С.35-36].
Вот имена этих героев:
Назарка Алексеев      Ивашка Бянкин      
Васька Артемьев         Мишка Вакрушев   
Якушка Барабанщиков      Митька Ваулин      
Ивашка Бахтевской      Тимошка Волков
Ларка Бекетов         Мишка Ворошилов
Ивашка Белокопытов      Андрюшка Вьюшков
Гришка Беломестнов      Павка Герасимов
Федька Беляник         Костька Гордеев
Ивашка Будилов         Ивашка Грамотка      
Иван Бузунов         Микитка Данилов         
Мишка Бурашев         Климка Дементьев         
Алешка Бутарин         Васька Деревцов      
Митька Быстрой         Васька Ерофеев      
Ивашка Зубко         Карпушка Оттеев            
Екимка Иванов         Оська Петров      
Корнилка Катаев         Петрушка Попов      
Ивашка Ключевской      Никишка Поскотинной      
Сенька Ключевской      Ларка Простокишин   
Софронка Кожемяк      Ивашка Савин   
Ивашка Колмогор      Емелька Сазанов   
Анцыферка Кондратьев   Стенька Сергеев   
Оська Корнилов         Васька Смиренников      
Ивашка Кошкаров      Сенька Соснин      
Васька Кряжев         Игнашка Степанов      
Филька Лагунов         Савка Степанов      
Юшка Лаптев         Ивашка Страметчек      
Филька Лапшаков      Сенька Тухманка      
Макарка Леонтьев      Афанасий Тюменцев      
Оксенка Лукиянов      Сенька Усольцов      
Федька Михалев         Микишка Ушаков      
Артюшка Мунгалов      Васька Фалилеев      
Матюшка Назаров      Оксенка Федоров
Алешка Наседкин      Якушка Федоров
Юшка Обросимов      Якушка Федоров
Юшка Обросимов      Мишка Чаплин
Андронка Однокопылка   Федька Чернецов
Ивашка Одоленьев      Ивашка Шемелин
Ивашка Олонец         Матюшка Шемелин
Абрашка Онисимов      Федюшка Юдин
   Кстати, в этом списке Иван Бузунов указан Афанасием Бейтоном в чине атамана. Видимо чин атамана Ивану Бузунову был пожалован окольничим и воеводой Федором Головиным в награду за его храбрость и сообщение о положении дел в осажденном Албазине.
В тобольских окладных книгах 1686 года [7], 1687 года [6], 1688 года [8], и 1689 года [9][10] отмечены тобольские казаки, отправленные в Дауры в 1684 году. А в тобольской смотреной книге 1689 года [11] имеется информация у кого из тобольских казаков кто из сыновей, братьев или племянников отправлен в Дауры в 1684 году. Следовательно, если выписать из вышеуказанных книг всех, кто был отправлен в Дауры в 1684 году, и исключить повторные имена при записи одних и тех же людей в указанных книгах, можно получить список тобольских казаков, защищавших Албазин во время героической второй обороны, так как  в 1684 году казаки отправлялись из Тобольска в Дауры только в составе отряда казачьего головы Афанасия Ивановича Бейтона, а основу гарнизона Албазина во время его второй героической обороны составили пришедшие на помощь албазинцам казаки этого отряда, набранные из казачьих детей, братьев и племянников Тобольска и городов его разряда.
Вот список этих героев:
Обросимко Алекин [7, Л.80об.]
Алешка Алексеев [8, Л.278об.]
Якушко Архимаритов [6, Л.246]
Якушко Архипов [10, Л.241об.]
Федька Иванов Бакеев [10, Л.239]
Ивашко Баранчюков [7, Л.87]
Стенька Бачалин [11, Л.249]
Ивашко Леонтьев Башков [7, Л.68]
Кузька Петров Башков [8, Л.262]
Васька Белевцов [11, Л.173]
Стенька Белкин [7, Л.73об.]
Ивашко Иванов Белогубов [10, Л.223]
Андрюшка Григорьев Будилов [11, Л.483]
Левка Максимов Бузунов [7, Л.82]
Мишка Булатов [11, Л.510об.]
Данилко Булатов [7, Л.272]
Мишка Бурашев [8, Л.272об.]
Левка Яковлев Быков [7, Л.91]
Ивашко Степанов Важенин [11, Л.510]
Сенька Васильев [8, Л.282]
Тимошка Васильев [7, Л.77об.]
Мишка Вахрушев [8, Л.277об.]
Ганька Волокуламского [7, Л.84]
Обрамко Елизаров Волохов [11, Л.223]
Мокейка Воронцов [11, Л.237]
Федька Воронцов [11, Л.237]
Якунька Марков Вычагжанин [7, Л.77]
Ивашко Семенов Вяткин [11, Л.199об.]
Юшко Гаврилов [7, Л.89об.]
Юшко Гарасимов [7, Л.81]
Ивашко Герасимов [8, Л.267об.]
Мишка Васильев Грибанов [7, Л.70об.]
Мишка Васильев Григорьев [10, Л.223]
Васька Иванов Гришаев [11, Л.189]
Сенька Иванов Гришаев [11, Л.189]
Ганька Губкин [7, Л.84]
Мишка Гудков [7, Л.72об.]
Васька Денисов [7, Л.87]
Митька Дюков [7, Л.68]
Юшко Елфимов [7, Л.73об.]
Гришка Прокопьев Ермаков [7, Л.88]
Ивашко Васильев Желтовской [11, Л.490]
Бориско Завьялов [9, Л.73]
Ондрюшка Григорьев Закорюкин [7, Л.72]
Кирюшка Зиновьев [8, Л.294об.]
Филька Ондреев Зырянов [7, Л.73об.]
Якушко Марков Зырянов [6, Л.237]
Бориско Иванов [7, Л.89]
Ганька Иванов [7, Л.89]
Ивашко Иванов [8, Л.285]
Сенька Иванов [7, Л.91об.]
Филька Иванов [8, Л.276об.]
Бориско Игнатьев [8, Л.278]
Ивашко Ильин Иевлев [11, Л.298об.]
Митрошка Иевлев [8, Л.290об.]
Гришка Кирилов Извощиков [7, Л.74об.]
Васька Измайлов [11, Л.267об.]
Матюшка Измайлов [7, Л.80]
Стенька Измайлов [11, Л.267об.]
Ивашко Онисимов Камкин [7, Л.89об.]
Сергушка Кангулов [11, Л.248об.]
Сенька Кирилов [7, Л.82]
Костька Лукьянов Кирпишников [7, Л.83]
Гришка Иванов Киселев [7, Л.85об.]
Евсевейко Киселев [9, Л.59]
Андрюшка Иванов Клопов [7, Л.79об.]
Гришка Ковалев [7, Л.77об.]
Ивашко Ковырзин [7, Л.88об.]
Васька Уваров Кожевников [7, Л.79]
Алешка Козьмин [6, Л.230об.]
Андрюшка Дмитреев Козьмин [11, Л.320об.]
Ивашко Козьмин [6, Л.231]
Ивашко Кокшаров [10, Л.247]
Митька Колесников [11, Л.256]
Васька Ермолин Колесников [11, Л.256]
Ивашко Констянтинов [7, Л.78]
Ивашко Леонтьев Копылов [11, Л.310]
Якушко Леонтьев Копылов [11, Л.310]
Васька Степанов Корела [7, Л.77]
Ивашко Иванов Корнилов [11, Л.285]
Оська Михайлов Корнилов [11, Л.290об.]
Федька Михайлов Корнилов [11, Л.290об.]
Сенька Мартынов Котовщиков [11, Л.459об.]
Ивашка Алексеев Кривого [11, Л.274об.]
Никонко Семенов Кривой [7, Л.76об.]
Бориско Игнатьев Кривошеинов [11, Л.491об.]
Олешка Кузьмин [7, Л.70]
Ивашко Яковлев Куклин [10, Л.223]
Ларка Куликов [11, Л.465]
Володька Иванов Куроптев [7, Л.60]
Якушко Дмитреев Курочкин [6, Л.225]
Офонька Лебедев [7, Л.73]
Ивашко Леонтьев [8, Л.285]
Омелька Леонтьев [7, Л.74]
Петрушка Федоров Лосев [11, Л.484]
Федотко Павлов Лосев [7, Л.85]
Кондрашка Лукьянов [8, Л.263об.]
Куземка Лукьянов [7, Л.71об.]
Петрушка Семенов Лукьянов [7, Л.78]
Еремка Мазихин [11, Л.282об.]
Микишка Максимов [7, Л.80]
Якунька Иванов Малов [7, Л.84]
Ивашко Дмитреев Марков [7, Л.78об.]
Якушко Иванов Марков [7, Л.78]
Галанка Михайлов Мартемьянов [7, Л.74]
Якушко Матвеев [8, Л.290а]
Петрушка Завьялов Микифоров [11, Л.319об.]
Микитка Завьялов Микифоров [11, Л.319об.]
Якушко Завьялов Микифоров [11, Л.319об.]
Матюшка Милованов [11, Л.268об.]
Офонька Михайлов Мокеев [6, Л.236]
Стенька Моросков [7, Л.89]
Ивашко Кузьмин Нагибин [7, Л.70]
Петрушка Нестеров [7, Л.68]
Ондрюшка Обросимов [8, Л.286об.]
Якунька Данилов Оконнишников [9, Л.51об.]
Ивашко Ондреев [8, Л.273]
Васька Онтипин [7, Л.68об.]
Ивашко Онтонов [7, Л.70об.]
Ивашко Осипов [10, Л.242об.]
Тренька Ощеулов [7, Л.87]
Карпушка Петров [7, Л.85об.]
Терешка Петров [7, Л.81об.]
Ивашко Петров Полстовалов [7, Л.85]
Федька Полуянов [11, Л.182об.]
Митька Леонтьев Попов [11, Л.191об.]
Яшка Иванов Попов [11, Л.441]
Васька Потехин [7, Л.84об.]
Стенька Потряпухин [7, Л.66об.]
Ивашко Савельев Резвой [7, Л.68об.]
Максимко Рудаков [7, Л.86]
Терешка Рычков [7, Л.86об.]
Бориско Сабаев [11, Л.263]
Кирюшка Лифанов Сабаев [11, Л.308об.]
Гришка Борисов Салдатов [11, Л.294об.]
Офонька Якимов Сапожников [7, Л.80об.]
Федотко Петров Селитреников [7, Л.76]
Алешка Сидоров [7, Л.77об.]
Кирюшка Сизиков [10, Л.249об.]
Омелька Яковлев Слинкин [7, Л.71]
Ермолка Иванов Смородинин [7, Л.67]
Мишка Васильев Соколов [10, Л.246]
Мишка Васильев Сосунов [7, Л.87]
Куземка Спиридонов [11, Л.502]
Ивашко Тарханов [11, Л.241об.]
Ивашко Тентяков [11, Л.269]
Гришка Тлевлеев [11, Л.244об.]
Онтошка Тлевлеев [11, Л.244об.]
Офонька Васильев Тотмянин [8, Л.288]
Петрушка Трофимов [8, Л.290об.]
Сенька Федоров Туренин [7, Л.72]
Стенька Мартынов Урлюков [7, Л.81об.]
Ивашко Яковлев Усольцов [7, Л.82об.]
Матюшка Иванов Усольцов [7, Л.91об.]
Андрюшка Яковлев Ушаров [11, Л.280]
Ивашко Максимов Ушаров [11, Л.266об.]
Гришка Максимов Ушаров [11, Л.266об.]
Ивашко Федоров [7, Л.68]
Максимко Федоров [10, Л.250]
Максимко Федотов [7, Л.90]
Сенька Филипов [8, Л.285]
Ивашко Харчевников [11, Л.278об.]
Федька Чернцов [11, Л.188]
Гришка Первого Шемелин [7, Л.90об.]
Матюшка Шемелин [11, Л.449]
Кирилко Иванов Шемелин [7, Л.75об.]
Дорофейко Андреев Шестаков [7, Л.76]
Меркушка Потапов Шипицын [11, Л.320]
Алешка Иванов Шишкин [10, Л.240об.]
Федька Степанов Щелканов [11, Л.286об.]
Володька Щербаков [8, Л.271об.]
Митька Михайлов Щукин [11, Л.172]
Ивашко Михайлов Щукин [11, Л.172]
Сенька Павлов Яковлев [11, Л.503]
Тимошка Яковлев [7, Л.82об.]
Федотко Яковлев [7, Л.84]
Пиминко Федотов Ясырев [11, Л.323]
Андреянко Данилов Ярков [11, Л.179]
Игнашка Обрамов Ярков [7, Л.83]
В этом списке 179 имен тобольских казаков - героев второй обороны Албазина. Албазинская крепость была построена казаками под руководством воеводы Алексея Толбузина и казачьего головы Афанасия Бейтона с учетом самых современных требований фортификации и надежно прикрывала гарнизон от китайцев, а казаки с детства были обучены боевому искусству, поэтому их боевые потери при второй албазинской обороне были минимальны. Большинство казаков из вышеуказанного списка погибли не от китайского оружия, не от голода и холода (в крепости были большие запасы хлеба, а дрова у казаков появились после того, как они с помощью подкопа взорвали приготовленный для штурма крепости китайский дровяной вал). Большинство казаков погибло от цинги, потому что из-за плотной китайской осады Албазина невозможно было выбраться из крепости, чтобы набрать в близлежащих лесах необходимой для лечения от цинги хвои.
Некоторые же тобольские казаки, как например, Оська Михайлов Корнилов и Матюшка Шемелин, кстати указанные и в списке Афанасия Бейтона, остались живы и в дальнейшем продолжили свою службу в Нерчинске. Они упомянуты в выписке из дел Нерчинской воеводской  канцелярии, датируемой не ранее 21 апреля 1726 года: «…Да в скаске ж отставных сына боярского Матфея Шемелиных да служилого человека Осипа Корнилова показано: В прошлых де давных годах по указу его императорского величества посланы де были они, Шемелиных и Корнилов, ис Тобольска с полковником Афонасием Ивановичем Байдоном на его императорского величества службу в Даурские, город в Албазин, во штистах человеках. И прибудучи де с помянутым полковником и со служилыми людьми в Албазин-город, и сидели де в том Албазине-городе в осаде от богдойских людей з год или больше. А по посольству де в Нерчинску с китайскими послами помянутой Албазин-город отдан китайскому хану, а отдав тот Албазин-город, пришли де оне с помянутым полковником и служилыми людьми с его императорского величества остаточною всякою казною и с алтилериею в Нерчинск …» [15].
В тобольской окладной книге 1696 года [12] отмечены 16 тобольских пеших казаков из отряда Афанасия Бейтона, которые после героической второй обороны Албазина вернулись и продолжили свою службу в Тобольске:
Ивашко Баранчюков [12, Л.209]
Левка Максимов Бузунов [12, Л.201об.]
Данилко Булатов [12, Л.192]
Гришка Кирилов Извощиков [12, Л.191об.]
Гришка Иванов Киселев [12, Л.207]
Ивашко Констянтинов [12, Л.195об.]
Федотко Павлов Лосев [12, Л.203об.]
Куземка Лукьянов [12, Л.189]
Петрушка Семенов Лукьянов [12, Л.195об.]
Ивашко Петров Полстовалов [12, Л.205об.]
Терешка Рычков [12, Л.210об.]
Алешка Сидоров [12, Л.196]
Омелька Яковлев Слинкин [12, Л.189об.]
Ермолка Иванов Смородинин [12, Л.185]
Сенька Федоров Туренин [12, Л.190об.]
Гришка Первого Шемелин [12, Л.212]
В живых остались также Ивашко Иванов Корнилов и Обрамко Елизаров Волохов, первый из которых продолжил службу в конных казаках в Нерчинске [14, Л.38], а второй – в конных казаках в Тобольске [13, Л.284]. Ивашко Иванов Корнилов и Обрамко Елизаров Волохов не указаны Афанасием Бейтоном в списке выживших потому, что они, скорее всего, находились среди тех 10 казаков, которых, судя по приведенному выше рассказу десятника даурских конных казаков Агапита Ларионова, обнаружил и спас в лесах под Албазином во время его второй обороны отряд нерчинского сына боярского Григория Лоншакова.
В приведенных выше списках у многих тобольских казаков, героев второй обороны Албазина, известные тобольские фамилии, а их родственники и сейчас живут в Тобольске. Очень хочется, чтобы именно в Тобольске, на родине героев, когда-нибудь был воздвигнут памятник стойкости и мужеству тобольских казаков, которые, придя на помощь своим братьям, в далеком Албазине героически бились с врагами, отстаивая интересы Русского Отечества, умирали за други своя, за царя и Русь Святую! Вечная память героям!
Литература и источники:
1.Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб.,1867.Т.10.
2.Иванов Р.С. Краткая история Амурского казачьего войска. Благовещенск: Типография Войскового Правления Амурского казачьего войска,1912.
3.Миллер Г.Ф. История Сибири. Москва, Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1937.Т.2.
4.Попов И.М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны (Очерки истории военно-политических отношений). Москва: Издательство "АСТ-Астрель", 2004.
5.РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.141.
6.РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.826.
7.РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.829.
8.РГАДА.Ф.
« Последнее редактирование: 02 Февраль, 2024, 11:45:53 от Сергей Евгеньевич »

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #1 : 14 Ноябрь, 2023, 21:14:07 »
13.РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.1160.
14.РГАДА.Ф.214.Оп.5.Д.805.
15.Русско-китайские отношения в XVIII веке. Москва: Издательство "Наука", 1990.Т.2.
16.Фишер И.Е. Сибирская история. СПб.,1774.

Опубликовано: Дурынин, С.Е. Забытая история. Тобольские герои Албазина [Текст] /С.Е.Дурынин //Родословные родники истории: материалы международной научно-практической конференции. Пятнадцатые Тюменские родословные чтения. - Тюмень, 2021. - Ч.1. - С.47-58.

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #2 : 14 Ноябрь, 2023, 21:20:25 »
                                                          ТОБОЛЬСКИЕ ГЕРОИ АЛБАЗИНА. ПОСЛЕСЛОВИЕ.

В истории сибирского казачества, которому 19 декабря 2022 года в день Святителя Николая Чудотворца исполняется 440 лет, много замечательных страниц. И среди них воистину героической страницей является Албазинское сидение - вторая оборона Албазинского острога от китайцев в 1686-1687 годах.
В 80-е годы XVII века на границе Русского царства в Приамурье обострилось противостояние русских казаков-первопроходцев и империи Цин, вылившееся в войну, в ходе которой китайцами было уничтожено несколько русских острогов и деревень, дважды осаждался форпост русского государства на Амуре – Албазинский острог.
Албазинский острог был основан в 1665 году казаками во главе с казачьим пятидесятником Никифором Черниговским на месте сожженного в 1651 году отрядом Ерофея Хабарова городка даурского князя Албазы. Албазинский острог являлся экономическим и духовным центром освоения Приамурья. В 1682 году он стал центром уезда, в котором располагалось более 20 русских сельскохозяйственных поселений – слобод, зимовий и острогов. Пришедший с Никифором Черниговским иеромонах Гермоген в 1671 году основал рядом с Албазинским острогом Спасскую пустынь – первый православный монастырь на Амуре.
К 1683 году в империи Цин, включающей территорию Китая, власть полностью захватила маньчжурская династия и закончились междоусобицы. У китайцев появилась возможность заняться русскими на Амуре, приводившими под власть русского царя все больше приамурских племен, которых империя Цин считала своими подданными, а их земли – своей собственностью.
В ходе начавшегося военного конфликта с Цинской империей в 1683 году казаками были оставлены без боя Долонский и Селемджинский остроги, так как китайцами был перехвачен казачий отряд Григория Мыльника в составе 70 казаков, везший военное снаряжение и провиант для этих острогов. В феврале 1684 года после полугодовой осады в десятки раз превосходящими силами китайцев казаками был оставлен Верхнезейский острог. Также китайцами были уничтожены Новозейский острог на реке Зее и Дукитанский острог на реке Амгунь.
В начале июня 1685 года китайцы на 100 судах подошли по Амуру к Албазину. Численность китайского войска составляла 6 тысяч воинов [1, С.252]. Общее количество защитников Албазина, в том числе казаков, купцов, промышленных людей и крестьян, составляло 450 человек. У них было всего 3 пушки и 300 мушкетов [2, С.28].
На острове Арбун напротив Албазина китайцы возвели батарею, которая начала расстреливать Албазин. Острог они окружили заставами, чтобы не пропустить к албазинцам помощь.
Спустя несколько дней упорной обороны Албазина воевода Алексей Толбузин вынужден был пойти на переговоры с китайцами о почетной сдаче острога при условии пропуска всех его жителей с оружием и имуществом в Нерчинск, так как китайцы, подойдя вплотную к острогу, начали обкладывать его дровами, намереваясь сжечь острог вместе с защитниками, а защитники Албазина не могли воспрепятствовать этому потому, что у них уже заканчивались боеприпасы. Воевода Алексей Толбузин, покинув Албазин, пришел с албазинскими служилыми и всяких чинов людьми в Нерчинский острог 10 июля 1685 года [1, С.252].
После ухода албазинского гарнизона в Нерчинск, Албазинский острог по распоряжению китайского полководца Лань Таня был китайцами полностью разрушен и сожжен. Однако посевы хлеба около Албазина уничтожены не были.
По приказу нерчинского воеводы Ивана Власова нерчинские казаки во главе с десятником конных казаков Яковом Телицыным на стругах проведи разведку и выяснили, что китайцы покинули Албазинский уезд. Решив не уступать китайцам своего влияния на Амуре, 27 августа 1685 года старые албазинские служилые люди вместе с казаками отряда казачьего головы Афанасия Бейтона, пришедшими на помощь албазинскому гарнизону из Тобольска, во главе с воеводой Алексеем Толбузиным вернулись на место сожженного Албазинского острога. Они сняли урожай хлеба и к лету 1686 года построили на месте сожженного Албазинского острога новую крепость [1, С.252-253].
7 июля 1686 года китайское войско вновь подошло к Албазину [1, С.257]. Началась вторая героическая оборона Албазина. На момент второй обороны Албазина в остроге находилось всего - служилых, промышленных людей и пашенных крестьян - 826 человек. На вооружении у них было «… 8 пушек медных, 3 пищали затинных, пушка верховая, к ней 30 гранатов пудовых, 140 гранатов ручных, 5 ядер духовых, 112 пуд 36 фунтов с полуфунтом пороху ручного и пушечного, 60 пуд 6 фунтов с полуфунтом свинцу…» [1, С.259-260].
Китайцы неоднократно предлагали албазинцам сдаться, но казаки, решив стоять насмерть, отказывались капитулировать. Во время второй обороны Албазина героически погиб воевода Алексей Ларионов сын Толбузин. После его гибели руководство обороной возглавил казачий голова Афанасий Бейтон.
6 мая 1687 года китайцы сообщили Афанасию Бейтону о том, что начались переговоры о мире, так как еще 26 января 1687 года для ведения с китайцами переговоров из Москвы выехал полномочный посол, окольничий и брянский наместник Федор Алексеевич Головин. В августе 1687 года китайцы после безуспешной осады окончательно отступили от Албазина в глубь своей территории. Военные действия были прекращены. 27 августа 1689 года был заключен и подписан обеими сторонами Нерчинский договор, на основании которого Албазин оказался на китайской территории.
Дальнейшие события после оставления Албазина его защитниками описал в своей отписке в Москву нерчинский воевода Федор Исаевич Скрипицын «… В прошлом, государи, во 198 м [1690] году в авгус[те] месяце явились в Нерчинску в приказной избе албазинские каз[аки]: пятидесятник Васка Смиренников с товарыщи - шездесят шесть человек, да албазинской казак Васка Ярафеев. А пер[е]до мною, холопом Вашим, сказали: «В прошлом, де во 198 м [1690] году, как были в Нерчинску Ваши, Великих государей, Великие и полномочные послы – околничей и воевода Федор Алексеевич Головин с товарыщи, и учинили де они с китайским[и] послы мирные договоры. И в то де время по указной памяти от околничего и воеводы Федора Алексеевича велено Албазин город казачью голове Афанасью Беитону разрыть и Вашу, Великих государей, всякую казну и снаряд, и ратных, и всяких чинов людей вон весть, а Албазин покинуть пуст. И он, де Афанасей Беитон, и они ратные люди по той указной памяти Албазин розрыли и покинули пуст. А Вашу, Великих государей, всякую казну и снаряд повезли, и сами пошли в Нерчинск. И за опозданием времени до Нерчинс[ка] тою осени доитить не могли. А что с ним, Васильем Смирениковым, Вашие, Великих государей, всякие казны, и с Васкою Ярафеевым с товарыщи церковной всякой казны, и книг, и Божия милосердия, и расных албазинских людей в Нерчинск пришло, и тое Вашу, Великих государей, албазинскую всякую казну и снаряд у него, Василья, я, холоп Ваш принял, а ратных людей пересмотрел. А сколко албазинских ратных людей и пашенных крестьян в Нерчинск пришло, и кто из них, служилых, и с пашенных по отписке окольничего и воеводы Федора Алексеевича Головина верстаны по Нерчинску в конную службу в выбылые места, а пашенные за осадное сиденье по Нерчинским острогам в пешую службу, и что албазинские церковные казны и книги, и Божия милосердия в Нерчинск с Васкою Ярафеевым с товарыщи пришло, и тем церковным казнам до Вашего, Великих государей, указу велел я, холоп Ваш, быть у него, Васки, с товарыщи. А у кого сколко церковные казны и всякой утвари ныне налицо и том[у] я, холоп Ваш, взяв у них, старост, за руками скаски. И с тех сказок списав подлинно списки. И служ[и]лым вышеписанным людем, которые против отписки ис пешей верстаны в конную службу, и албазинские пашенные за осадное сиденье в пешую службу, и тому я, холоп Ва[ш], учинил роспись. И тое роспись к Вам, Великим государем царем и Великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, к Москве послал я, холоп Ваш, з даурскими пятидесятники с Якушком Судеикиным, да с Афонкою Чичаговым. А приехав им к Москве, отписку и роспись, и списки велел подать в Сибирском приказе боярину князю Ивану Борисовичю Репнину с товарыщи…» [12, Л.117-119].
К этой отписке нерчинский воевода Федор Исаевич Скрипицын приложил ряд росписей: «…Роспись албазинских старых казаков и их детей, которые по указу Великих государей и по отписке верстаны по нерчинским острогам в конную службу: атаман Иван Бузунов, пятидесятник Анцыфор Кондратьев, рядовые которые верстаны ис пешей в конную - Васка Ярафеев, Екимко Иванов, Андрюшка Вьюшной, Оксенко Лукьянов, Филка Лапшиков, Ивашко Белокопытов, Ивашко Колмогор, Оксенко Федоров, Ивашко Бохтевской, казачей сын Обрашка Онисимов.
Неверстаны в конную, а служат пешую службу: Якушко Федоров, Алешка Буторин, Стенка Сергеев, Никишка Поскотинной, Матюшка Назаров, Фетка Миха[й]лов, Ивашко Зупко, Васка Деревцов, казачьи дети – Оска Петров, Ивашко Савин.
Против челобитья верстаны в конную ж службу в выбылые места – пушкарь Алешка Насеткин, казак Микитка Быстрой.
Албазинские пашенные, которые верстаны против отписки в пешую службу по Нерчинску: Васка Фалилеев, Емелка Созонов, Васка Ортемьев, Ивашко Олонец, Игнашка Степанов, Макарко Леонтьев, Климко Дементьев, Костка Гордеев, Назарко Алексеев, Якушко Федоров, Карпушка Ортемьев.
Албазинские ж старые в пешей – Ивашко Бянкин, Афонка Однокопылка.
Байтона полку: пятидесятник Васка Смиреников, Матюшка Шемелин, Оска Корнилов, Савка Степанов, Ивашко Будилов, Ортюшка Мугал, Сенка Ключевской, Ивашко Ключевской, Митька Ваулин, Тимошка Волков, Мишка Бурашев, Сенка Соснин, Фетька Белянин, Павка Гарасимов, Ларка Простокишин, Ивашко Кокшаров, Васка Кряжев, Сенка Усольцов, Ивашко Страметчик, Ивашко Одоленьев, Софронко Кожемяка, Петрушка Поповых, Микитка Данилов, Сенка Тукманка, Ивашко Грамотка, Гришка Беломестной, Юшко Лаптев, Фадюшка Юдин, Ларка Бекетов.
Албазинские ж которые проехали мимо Нерчинской с Афанасьем Беитоном к окольни[ч]ему и воеводе к Федору Алексеевичю в прошлом во 198 м [1690] году, а в Нерчинске не бывали – тоболские: Мишка Чаплин, Юшко Обросимов, Мишка Вахрушев, Микишка Ушаров, Корнилко Катаев, Фетка Чернцов.
За соболиною казною - Ивашко Шемелин, Филка Лагунов.
С Афанасьем – тюменец Якушко Барабанщиков, Мишка Ворошилов…» [12, Л.121-122].
Данные росписи нерчинского воеводы Федора Исаевича Скрипицына – это первоисточник списка оставшихся в живых защитников Албазина, приведенный в книге «Краткая история Амурского казачьего войска» [2, С.35-36]. При сравнении этого списка с первоисточником обнаружены ошибки при воспроизведении имен. Так Микитка Быстрой указан как Митька Быстрой, Афонка Однокопылка указан как Андронка Однокопылка, Фадюшка Юдин указан как Федюшка Юдин. Кроме того, обнаружены множественные ошибки при воспроизведении фамилий. Так Андрюшка Вьюшной ошибочно указан Андрюшкой Вьюшковым, Филка Лапшиков указан Филькой Лапшаковым, Алешка Буторин указан Алешкой Бутариным, Фетка Миха[й]лов указан как Федька Михалев, Емелка Созонов указан Емелькой Сазановым, Карпушка Ортемьев указан как Карпушка Оттеев, Ортюшка Мугал [правильно Мунгал – С.Д.] указан Артюшкой Мунгаловым, Фетька Белянин указан Федькой Беляником, Ивашко Кокшаров указан Ивашкой Кошкаровым, Сенка Тукманка указан как Сенька Тухманка, Мишка Вахрушев указан как Мишка Вакрушев, Гришка Беломестной указан как Гришка Беломестнов, Микишка Ушаров указан Микишкой Ушаковым, Фетка Чернцов указан Федькой Чернецовым. В строке первоисточника «С Афанасьем – тюменец Якушко Барабанщиков, Мишка Ворошилов» воевода имел в виду казаков, которые проехали мимо Нерчинска с Афанасием Бейтоном – представителя известного тюменского казачьего рода Барабанщиковых – Якушку Барабанщикова (поэтому и указано, что он - тюменец) и Мишку Ворошилова. Появившийся же в результате ошибки при прочтении первоисточника Афанасий Тюменцев, указанный в книге в списке оставшихся в живых защитников Албазина никогда не существовал, как не существовал и второй Юшка Обросимов, указанный в списке, которого в первоисточнике также нет.
Основной источник ценнейшей информации о событиях, связанных с Албазинским сидением – это челобитные его участников.
Так, в своей челобитной на имя Великих государей казаки отряда Бейтона описали события, произошедшие непосредственно перед Албазинским сидением и во время него: «Великим государем царем и Великим князем Иоанну Алексеевичю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем  бьют челом бедныя и беззаступныя от приходу багдойских людей и от осаднова времени разореныя холопи Ваши Тоболскаго и Тюменскаго и Верхотурскаго городов и Туринскаго острогу пятидесятники и десятники и все рядовыя казаки – пятидесятники Васка Смиренников, Митька Дыдыкин, Лучка Пушников, десятники Оска Михеев, Матюшка Шемелин, и все рядовыя казаки – девяноста один человек. По Вашему, Великих государей, указу выбраны мы, холопи Ваши, в Тоболску в Даурскую посылку и посланы мы, холопи Ваши, в Енисейск шесть сот человек в полк боярину и воеводе князю Костянтину Осиповичю Щербатому. И боярин князь Костянтин Осипович послал головою и приказал полк Афонасью Ивановичю Бейдону. И послал нас с ним в Даурския остроги в Нерчинск к стольнику и воеводе к Ивану Остафьевичю Власову. И по Вашему, Великих государей, указу столник и воевода Иван Остафьевич послал нас, холопей Ваших, з головою со Афонасьем Ивановичем Байдоном в Албазин для строения вновь города Албазина. А иных нас, холопей Ваших, оставили в Нерчинских острогах для ради служеб, потому что в нерчинских острогах малолюдство. А иных нас, холопе[й] Ваших, послал же в Албазин с воеводою Алексеем Ларивоновичем Толбозиным. И как мы, холопи Ваши, приплыли в Албазин во 193м [1685] году и город обложили, и домишка себе поставили для прибегу человек по пяти, и по шти, и по десяти. А город строили земляной. А башни рубили деревяныя двойныя и землю и хрщем засыпали. А достроили мы, холопи Ваши, город во 194м [1686] году. А в нерчинском острогах мы, холопи ваши, оставлены были. И мы всякия Ваши, Великих государей, службы служили о городе, и отъезжие конные, и пешие, и водяным путем в судах, и во всякия посылки посыланы. И в Албазин наскоре для проведывания багдойских людей, и на Аргун для серебряной руды, и для всяких Ваших, Великих государей, дел наскоре, и во всякия посылки посыланы мы, холопи Ваши, зимним путем, и летным, и водяным. И всякия отъезжие степные подъезды ездили, и на отъезжих караулах стояли безвременно. И в нерчинских острогах у нас, холопей Ваших, мунгальския люди конныя и скотныя табуны по многия времена отгоняли и нас, холопей Ваших, побивали. А как мы, холопи Ваши, приплыли в Албазин, и с собою коней и скота для ради пашенного заводу и для харчю на платах припроводили покупая еи дорогою ценою. И того ж лета пришли багдойския люди под Албазин и под заимки, и на заимках у пашенных и у нас, холопей Ваших, конныя и скотныя табуны отогнали и людей побили, и в полон поимали. И воевода Алексей Ларивонович нас, холопей Ваших, послал за ними в погоню. И мы, холопи Ваши, в погоню за ними гонялись. И после того мы, холопи Ваши, посланы были из Албазина в подъезды на Камар. И на Камаре съехались мы, холопи Ваши, з багдойскими людьми. И оне с нами бой поставили. И мы, холопи Ваши, бились с ними не щядя голов своих и многих насмерть у нас побили, а иных же переранили. И в то время мы, холопи Ваши, у них многих побили ж и взяли языка. И язык послан был к Вам, Великим государем, к Москве. И на другое лето мы, холопи Ваши, в Албазине по заимкам хлебы посеели. А семянной хлеб в долги имали дорогою ценою и конми сошными должались, и всякую конную и пашенную збрую покупали дорогою ж ценою. И того ж лета пришли багдойския люди войною под Албазин бусами и конми и хлебныя севы по всем заимкам и под городом покосили, и сожгли весь, без остатку. А Албазин осадили накрепко, не дали нам из города сходить, и воду у нас отняли, и стали приступать накрепко к городу, не дали нам, холопям Вашим, упокою ни на малой час с Прокофьева дни да да осеннего Николина дня. И многия к городу валы валили, и роскаты поставили. И с роскатов в город стреляли ис пушек и побили многих в городе и на стенах у нас побили.И мы, холопи Ваши, с ними, багдойскими людьми бились из города днем и ночью, не сходя стены, и на многия вылоски выходили из города, и многих у них людей побивали, голов своих не щадили за Дом Пречистыя Богородицы и за Вас, Великих государей, помня Крестное целованья и Вашу, Великих государей, к себе хлеб, соль, и милость. И помирали в осадное время з голоду и от безводицы с великой нужды. И языков у них имали, и на размену им на руских людей отдавали. А Вашего, Великих государей, города не здали без Вашего, Великих государей, указу. По три года мы, холопи Ваши, в Албазине заводили всякия заводы, а в нерчинских острогах кони покупали и хлебы всякия сеели. А хлеба нам, холопям Вашим, снять не давали кононные и скотныя табуны у нас, холопей Ваших, по вся годы отгоняли. И от того мы, холопи Ваши, оскудали и одолжали великими неокупными долгами, и домишками своими розорились шестой год со отцами своими, и с матерями, з женами, и з детьми не видались. И в нынешнем, государи, во 198м [1690] году по Вашему, Великих государей, указу и по грамоте, и по посольским договорам велено Албазин разорить. И мы, холопи Ваши, по тому Вашему, Великих государей, указу учинили, и Вашу, Великих государей, пороховую и свинцовую казну, и пушки, и всякия воинския припасы припроводили в малых судах с великою нуждою до Нерчинска. И пришли душою, а телом, пометав всю свою рухлядишку потому, что поднятьца стало не в чем за скудостию судов. И шли до Нерчинска с великою нуждою самою познаю осеннею порою голодны и холодны. И дошли в Нерчинския уезды и замерзли, не дошед до Нерчинска. Третия, которая тяжелая, казна и та замерзла в полудороге от Албазина до Нерчинскаго. И ныне мы, холопи Ваши, в Нерчинску промеж двор скитаемся. А иныя наша братья оставлены у казны в заморозах на карауле. И велено нам, холопям Вашим, быть до Вашего, Великих государей, указу, и служить пешую казачью службу в Нерчинску. А осталось нас, холопей Ваших, от Албазинского осадного сидения в Албазине и в Нерчинских острогах девяносто три человека. Милосердные Великие государи цари и Великие князи Иоанн Алексеевич Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас, холопей своих бедных и беззаступных, и от осадного сидения разоренных до конца, ради Всемилостиваго Спаса и Пречистыя Богородицы, и ради Московских Чюдотворцов, и ради своих, Великих государей, царских многолетных оздравей и за наша, холопей Ваших крепкое осадное сидения, и за кровь, и за раны, и за смер[т]ь сродцов наших велите, государи, нас, холопей своих, распустить в домишка наши из Даурских острогов, чтоб нам, холопям Вашим, з голоду и с холоду не помереть и в конец не поги[б]нуть и впредь бы Вашей, Великих государей, службы не отбыть. Великие государи цари, смилуйтеся, пожалуйте» [13, Л.255-257].
В другой челобитной на имя Великих государей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича о событиях с начала второй обороны Албазина и до момента его оставления после подписания Нерчинского мирного договора его защитники – старые албазинские казаки и казаки отряда Афанасия Бейтона рассказали следующее: «…Служили мы, холопи Ваши, блаженные памяти отцу Вашему, Великих государей, Великому государю царю и Великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и брату Вашему, Великих государей, Великому государю царю и Великому князю Федору Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и Вам, Великим государем, по Албазинскому городу Анцыфорко Кондратьев с товарыщи многие годы. И в прошлых, государи, годех по разорении Албазинска от китайских воинских людей стольник и воевода Иван Остафьевич Власов послал в Албазин из Нерчинска воеводу Алексея Толбазина. Да с ним же послал казачья голову Офонасья Фан Бейтона с ратны людьми, и нас, холопей Ваших, на разореное албазинское пустое место. И воевода Алексей Толбозин, и мы, холопи Ваши, пришед, на розореном Албазинском жилище земленой город построили и зимовали, и домишка, и хлебные пашни, и скотом должалися, и одолжали неокупными долгами. И во 194 м [1686] году богдойские неприятельские воинские многия люди, пришед под Албазинск город со многими силами, приступным боем приступали и били ис пушек по городу, и рогатой скот отогнали, и домишка наши пожгли и разорили, и хлеб на полях отравили, и Албазин город накрепко осадили. А конной табун воевода Алексей Толбозин выслал с служилыми людьми вверх по Амуру по усторонным рекам. И осадя Албазинск город богдойские неприятельские люди по усторонным рекам конные табуны нашли и отогнали, а служилых людей, холопей Ваших, многих побили. А в остатке которые служилые люди по лесам с побоища розбрелися и голоднею смертью помирала. И иные после побоища на погромное место выходили и остальные табуны збирали и в Нерчинск осенным путем выгнали. А в Албазинском городе в осаде нас, холопей Ваших, и всяких чинов людей сидело сот с восемь, и больше. А нас, холопей Ваших, старых албазинских жителей девятнадцать человек. А Офонасьева полку Ивановича Бейдона дватцать девять человек кои в сей челобитной имяны писаны, да казачьих детей десять человек. А иные служилые люди и жены, и дети ныне побиты, и в осаде померли. И во 195 м [1687] году для посольских дел те неприятельские люди от Албазинска города отступили. И по Вашему, Великих государей, указу по приказу окольничего и воеводы Федора Алексеевича Головина с товарыщи, и по указным памятям казачей голова Офонасей Бейдон велел нам, холопем Вашим, дворы и пашни строить. И мы, холопи Ваши, против прежнего дворы и пашни заводились все в долг. И во 196 м [1688] году пришли под Албазинск богдойские неприятельские люди на бусах конной. И с конной табун отогнали, и насееной хлеб на пашнях весь без остатку пожали и пожгли, и в осаде нас, холопей Ваших, в Албазинском городе держали многое время. И после того отступили. А мы, холопи Ваши, в Албазинском зимовали с великою нуждою. И по Вашему же, Великих государей, указу и по приказу окольничего и воеводы Федора Алексеевича Головина с товарыщи, и по указным памятям велено нам, холопям Вашим, в Албазинском выше города хлеб сееть. И мы, холопи Ваши, против прежнего хлеб посеели. И во 197 м [1689] году оне ж, богдойские неприятельские люди, сшли мимо Албазинск в Нерчинской острог для посольства. А с посольства из Нерчинска приплыли оне, богдойские люди, на десяти бусах ночью в Албазин, и насееные хлебы по-прежнему опустошили, пожали и пожгли весь, без остатку, и людей побили. И по Вашему, Великих государей, указу и по приказу окольничего и воеводы Федора Алексеевича Головина с товарыщи, велено нам, холопем Вашим, из Албазинска вон выйти и казну Вашу, Великих государей в Нерчинск вывесть, а Албазинск разорить и в пусте покинуть. И мы, холопи ваши, во 198 м [1690] году в сентябре восмом числе из Албазина с Вашею, Великих государей, казною вышли и пришли в Нерчинск по зимному пути…» [12, Л.295-299].
К вышеуказанной челобитной старых албазинских казаков и казаков отряда Афанасия Бейтона также приложена «…Роспись албазинским старым жителям и Офонасьева полку Фан Бейтона, которые сидели в Албазине в осаде, и что кому за осадное сидение дано денег, и в Нерчинску с кого, и золотых копеек, и хто из осады, и хто после осады посланы из Нерчинска в Олбазин в разных посылках. Тому понеже сего имяны.
Осадные сидельцы старые албазинские: Якушко Федоров, Филка Лапшиков, Ивашка Бянкин, Ивашка Зубко, Ивашка Бохтовской, Васка Деревцов.
В осаде ж сидельцы байтоновшина: Ортюшка Мунгал, Алешка Насеткин, Микитка Быстрой, Мишка Бурасев, Оска Михеев, Матюшка Шемелин, Фетька Белянин, Юшка Лаптев, Митька Ваулин, Сенка Тукманка, Савка Степанов, Сенка Ключевской, Ивашка Ключевской, Ивашка Усолов, Ларка Простокишин, Гришка Беломесной, Совронка Кожемяка, Ларка Бекетов, Сенька Соснин, Ивашка Грамотка.
Старые олбазинские и Байдонова полку высланы из осады с конным табуном в Нерчинск: Стенька Сергеев, Алешка Буторин, Оксенка Лукьянов, Ондрюшка Вьюшной, Офонька Сергеев, Матюшка Назаров, Тимошка Волков.
Старые албазинские и байтоновшина после осады посланы в Албазин в разных посылках: пятидесятник Анцыфор Кондратьев, Оксенко Федоров, Ивашка Колмогор, Фетька Никан, Васка Ярофеев, Екимка Иванов, Микишка Поскотинной.
Байтоновшина: Пятидесятник Василей Смиренников, Васка Кряжев, Ивашка Страменшик, Фадюшка Юдин, Пашка Гарасимов, Ивашко Кокшаров, Сенька Усольцов, Петрушка Попов…» [12, Л.299-300].
Даурские гарнизоны состояли из сибирских казаков, которые еще с конца 40-х годов XVII века отправлялись на службу «в новую Даурскую землю». Основным же источником пополнения этих гарнизонов являлся гарнизон Тобольска. Поэтому основу гарнизона Албазинского острога во время его героической обороны составили казаки отряда казачьего головы Афанасия Бейтона, набранные из казачьих детей, братьев и племянников Тобольска и городов его разряда. На сегодняшний день на основании информации из тобольских имянных окладных книг 1686-1689 годов и тобольской смотреной книги 1689 года установлены имена 179 тоболяков этого отряда [15, С.54-55]. Здесь уместно заметить, что и среди старых албазинских казаков, участников второй героической обороны Албазина, очевидно были представители тобольских служилых родов. Ведь даже воевода Албазина - Алексей Ларионов сын Толбузин - был представителем тобольского служилого рода Толбузиных: и его дед Борис Фатеев сын Толбузин [4, Л.76об.], и его отец Ларион Борисов сын Толбузин [5, Л.78об.], и он сам (до воеводства в Албазине) [6, Л.94об.] - служили в Тобольске в детях боярских.
Указанный первым среди албазинских героев в росписи нерчинского воеводы Федора Исаевича Скрипицына атаман Иван Андреев Бузунов также принадлежал к старому тобольскому служилому роду пеших казаков Бузуновых. Он являлся старым албазинским казаком, который служил в Албазине еще до его первой осады. В имянной перечневой выписке албазинской приказной избы 1685 года он указан как рядовой казак Ивашко Бузунов с окладом «пять рублев на год» [7, Л.9]. По всей видимости он участвовал в обороне Албазина от китайцев в 1685 году. В чин атамана пеших казаков с окладом «десять рублев» [10, Л.80об.], «семь чети с осминою ржы, полтора пуда соли» [8, Л.100], он вероятно был произведен окольничим и воеводой Федором Алексеевичем Головиным за то, что в октябре 1687 года с двумя другими казаками сумел пробраться по заданию Афанасия Бейтона из осажденного Албазина, и сообщил о положении осажденных Головину [1, С.264-265]. Таким образом, список тоболяков - участников Албазинского сидения пополняется. В нем уже 181 имя!
Часть оставшихся в живых героев-тоболяков после Албазинского сидения вернулись в Тобольск [15, С.56]:
Ивашко Баранчюков
Левка Максимов Бузунов
Данилко Булатов
Гришка Кирилов Извощиков
Гришка Иванов Киселев
Ивашко Констянтинов
Федотко Павлов Лосев
Куземка Лукьянов
Петрушка Семенов Лукьянов
Ивашко Петров Полстовалов
Терешка Рычков
Алешка Сидоров
Омелька Яковлев Слинкин
Ермолка Иванов Смородинин
Сенька Федоров Туренин
Гришка Первого Шемелин
   Со временем в Тобольск вернулись и некоторые другие казаки. В нерчинской имянной окладной книге 1694 года имеется помета :«Афанасьева ж полку Бейтона, что пришли из Албазина пятидесятник Василей Смиреников в 200 [1692] году отпущен в Тоболеск» [8, Л.101].
   В этой же книге конный казак Васка Ярафеев, который привез из разрушенного Албазина в Нерчинск церковную казну, упомянут как рядовой конный казак Василей Ярафеев с окладом «по шти чети с осминою ржы, по четыре чети овса, по два пуда соли» [8, Л.96]. В 1696 году в Тобольске в сотне тобольских стрельцов Лаврина Почекунина появляется пятидесятник Васка Ярофеев, который служит с таким же окладом, что и у стрелецкого сотника Лаврина Почекунина «7 рублев с четью» [13, Л.185,207об.]. «Семь рублев с четью» - это оклад рядового нерчинского конного казака. Обычный же денежный оклал тобольского стрелецкого пятидесятника того времени составлял «пять рублев с четью». Принимая это во внимание с большой долей уверенности можно сделать вывод, что столь высокий оклад, как и свой чин пятидесятника тобольских стрельцов Васка Ярофеев возможно заслужил, участвуя в обороне Албазина.
Часть оставшихся в живых героев-тоболяков после Албазинского сидения продолжили службу в Нерчинском остроге. Многие из них стали основателями забайкальских служилых родов.
В публикациях об Албазинском сиденье приводятся разные дпнные о количестве оставшихся в живых защитников Албазина – от 78 до 150 человек.
Объединив росписи, приложенные к вышеуказанной отписке нерчинского воеводы Федора Исаевича Скрипицына, росписи, приложенные к вышеуказанной челобитной старых албазинских казаков и казаков отряда Афанасия Бейтона, вышеприведенный список из 16 тобольских пеших казаков из отряда Афанасия Бейтона, которые после Албазинского сидения вернулись и продолжили свою службу в Тобольске, а также добавив Василия Иванова Бакшеева и Ивашку Мартынова, вышедших из Албазина 12 октября 1686 года вместе с Иваном Бузуновым [3], не охваченных вышеуказанными росписями и списком Ивашку Иванова Корнилова и Обрамку Елизарова Волохова, первый из которых продолжил службу в конных казаках в Нерчинске [14, Л.38], а второй – в конных казаках в Тобольске [9, Л.284], получаем наиболее полный список оставшихся в живых героев второй обороны Албазина:
Афанасий Бейтон
Назарко Алексеев
Василий Иванов Бакшеев
Якушко Барабанщиков
Ивашко Баранчюков
Ларка Бекетов
Ивашко Белокопытов
Гришка Беломестной
Фетька Белянин
Ивашко Бохтевской
Ивашко Будилов
Иван Бузунов
Левка Максимов Бузунов
Данилко Булатов
Мишка Бурашев
Алешка Буторин
Микитка Быстрой
Васка Ортемьев Бянкин
Ивашко Бянкин
Митька Ваулин
Мишка Вахрушев
Тимошка Волков
Обрамка Елизаров Волохов
Мишка Ворошилов
Андрюшка Вьюшной
Павка Гарасимов
Костка Гордеев
Ивашко Грамотка
Микитка Данилов
Климко Дементьев
Васка Деревцов
Ивашко Зубко
Екимко Иванов
Корнилко Катаев
Гришка Кирилов
Гришка Иванов Киселев
Ивашко Ключевской
Сенка Ключевской
Софронко Кожемяка
Ивашко Кокшаров
Ивашко Колмогор
Анцыфор Кондратьев
Ивашко Констянтинов
Ивашко Иванов Корнилов
Оска Корнилов
Васка Кряжев
Филка Лагунов
Юшко Лаптев
Филка Лапшиков
Макарко Леонтьев
Федотко Павлов Лосев
Куземка Лукьянов
Оксенко Лукьянов
Петрушка Семенов Лукьянов
Ивашка Мартынов
Ортюшка Мунгал
Матюшка Назаров
Алешка Насеткин
Фетка Михайлов Никан
Юшко Обросимов
Афонка Однокопылка
Ивашко Одоленьев
Ивашко Олонец
Обрашка Онисимов
Карпушка Ортемьев
Оска Петров
Ивашко Петров Полстовалов
Петрушка Попов
Никишка Поскотинной
Ларка Простокишин
Терешка Рычков
Ивашко Савин
Стенка Сергеев
Алешка Сидоров
Омелька Яковлев Слинкин
Васка Смиренников
Ермолка Иванов Смородинин
Емелка Созонов
Сенка Соснин
Игнашка Степанов
Савка Степанов
Ивашко Страметчик
Сенка Тукманка
Сенька Федоров Туренин
Ивашко Усольцов
Сенка Усольцов
Микишка Ушаров
Васка Фалилеев
Оксенко Федоров
Якушко Федоров
Якушко Федоров
Мишка Чаплин
Фетка Чернцов
Гришка Первого Шемелин
Ивашко Шемелин
Матюшка Шемелин
Фадюшка Юдин
Васка Ярафеев
В этом списке 98 имен оставшихся в живых героев второй обороны Албазина.
Существует миф о том, что все оставшиеся в живых герои Албазинского сидения за их стойкость были пожалованы государями – пешие казаки верстаны в конные казаки, а пашенные крестьяне верстаны в пешие казаки. После окончания второй обороны Албазина подобные верстания, конечно, производились – и окольничим и воеводой Федором Алексеевичем Головиным, и иркутским воеводой Иваном Петровичем Гагариным. Но причиной этих верстаний, на мой взгляд, было не просто желание жаловать за героизм, хотя я не исключаю и подобной мотивации, но, в-первую очередь, их причиной была все-таки военная необходимость увеличения количества служилых людей из-за малочисленности даурских и большинства сибирских гарнизонов, когда в службу верстались гулящие и промышленные люди, а иногда и пашенные крестьяне.
В нерчинской имянной окладной книге на 1694 год имеется помета: «И в нынешнем 201 [1693] году по указу Великих государей и по отписке из Ыркуцка от столника и воеводы от князя Ивана Петровича Гагарина поверстаны в конную службу в дополнку в Нерчинск к прежним нерчинским конным к дватцати к одному человеку в прибавку, чтоб было в Нерчинску конных казаков двести человек, кроме того, людей, что по острогам служат, а досталные десять человек доверстаны впред, а приверстано ис пеших казаков в конную службу шездесят девять человек. А что им окладу быть против конных ли казаков, того в отписке не написано. А велено их за хлебные оклады приискать под хлебную пахоту земли. И у дела сметных списков столник и воевода князь Матвей Петрович Гагарин велел им покамест они приищут под хлебную пахоту земли, служить им ис прежних окладов на месяц по два пуда муки ржаной, по полутора пуда соли человеку в год» [8, Л.97об.-98]. Далее в этой книге приводится список шестидесяти девяти казаков, верстанных из пешей в конную службу:
Васка Белевцов
Сенка Кирилов
ИвашкоУсолцов
Ивашко Коренев
Андрюшка Григорьев
Ивашко Чопуров
Волотка Щербаков
Васка Измайлов
Митка Попов
Бориско Денисов
Афонка Кулаков
Васка Климан
Гришка Путимцов
Ивашко Григорьев
Ивашко Корнилов
Микитка Баландин
Бориско Алексеев
Кирюшка Меншыков
Фомка Поселской
Андрюшка Венедиктов
Фетка Тобол
Васка Кондюрин
Ивашко Чернцов
Ярко Евсевьев
Мишка Чаплин
Юшко Обросимов
Корнишка Катаев
Ивашко Шемелин
Сафка Степанов
Ивашко Бубнов
Ортюшка Мугал
Ларка Простокишин
Васка Кряжев
Софронко Кожемяка
Юшко Лаптев
Фадюшка Юдин
Ларка Бекетов
Микишка Поскотинной
Алешка Буторин
Васка Деревцов
Филка Лагунов
Матюшка Шемелин
Ивашко Бянкин
Матюшка Белоглаз
Васка Фалилеев
Игнашка Степанов
Костка Гордеев
Ивашко Дорофеев
Агафонко Борисов
Ганка Митрофанов
Алешка Панфилов
Архипко Афанасьев
Мишка Тонких
Андрюшка Васильев
Якушко Исаков
Ивашко Анцын
Васка Рогожин
Сафка Шумков
Ивашко Кутузов
Данилко Селиверстов
Ивашко Бубнов
Максимко Миронов
Фетка Войлошников
Микишка Волохов
Васка Бурмакин
Екимко Ероцкой
Ганка Шаров
Микитка Подшевалов
Коземка Иванов
В этом списке наряду с албазинскими героями присутствуют и рядовые нерчинские казаки, не имеющие никакого отношения к обороне Албазина [8, Л.98-99об.].
Но не все герои Албазинского сидения желали верстаться из пеших казаков в конные. Так, герой второй обороны Албазина пеший казак полка Афанасия Бейтона Осип Михайлов Корнилов [12, Л.122] – сын тобольского конного казака Михаила Корнилова Дурынина, внук тобольского атамана станицы новокрещенных татар Корнилия Петрова Дурынина, оставшийся служить в Нерчинске, до своей отставки так и служил в пеших казаках [11, Л.63].
К тому же, не все защитники Албазина были довольны произведенными верстаниями. Так, в нерчинской имянной окладной книге 1694 года верстаный «из пашни за осадное сиденье в пешую службу против отписки околничего и воеводы Федора Алексеевича Головина» Назарко Алексеев «в 200 [1692] году стал в пашню» [8, Л.102]. В нерчинской имянной книге под хлебной, сметной и пометной списки 1694 года имеются следующие пометы: «Ивашко Михайлов Турухан в 202 [1694] году службою менялся с конным с Ларкою Бекетовым, и он, Ивашко, приверстан в конную службу на Ларкино место Бекетова, а Ларка Бекетов [герой Албазинского сидения] приверстан в пешую на Ивашково место Турухана» [8, Л.458об.], «Ивашко Будилов [герой Албазинского сидения]  служит с пашни и в нынешнем, в 202 [1694], году сентября в 1 день приверстан он в пешую службу ис конных за ево бедность» [8 Л.459об.-460], «Микишка Петров службою менялся с конным казаком с Васкою Деревцовым и по их челобитью он, Микишка, приверстан в конную службу на Васкино место Деревцова, а Васка Деревцов [герой Албазинского сидения] приверстан в пешую службу Микишкино место» [8, Л.460об.], «Галанка Неустроев
« Последнее редактирование: 02 Февраль, 2024, 11:46:57 от Сергей Евгеньевич »

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #3 : 14 Ноябрь, 2023, 21:23:23 »
«Галанка Неустроев в 202 [1694] году службою менялся с конным казаком Софронком Кожемякою и по челобитью их Галанка Неустроев приверстан в конную службу на Софронково место Кожямякина, а в пешую службу на Галанкино место - Софронко Кожемяка [герой Албазинского сидения]» [8, Л.460об.-461].
Справедливости ради, нужно отметить, что нерчинский воевода Федор Исаевич Скрипицын в силу своих полномочий как мог пытался решать вопросы выплаты героям Албазина денежных окладов, а также оказания материальной помощи по их челобитным. Так в 1691 году в своей отписке в Москву он сообщил: «…А в Нерчинску, государи, из Ваших, Великих государей, казны старым албазинским и Байтонова полку Якушку Федорову, Ортюшке Мугалу - дватцать шти человеком – по скаске их за осадное сиденье сукна по портищу и по золоченой копейке я, холоп Ваш, им выдал…» [12, Л.294]. И это была лишь малая толика помощи защитникам Албазина, которые, проявляя невиданный героизм, получали свое небольшое жалованье с очень большими задержками и годами вынуждены были жить в долг.
Оставление Албазина в связи с условиями Нерчинского мирного договора было произведено его защитниками в организованном порядке. Покидающие Албазин казаки, всегда относящиеся к церковным святыням с глубоким уважением, душевным трепетом и почитанием, вывезли из Албазина церковную казну. «У Васки Ярафиева налицо ныне церковные всякие казны образ Воскресение Христово в редине на окладе, образ Богоматере в срединех на окладе ж, приклад три креста сребреных, нерукотворный Спасов образ, образ Спасов на хоругви, образ Благовещение Пресвятые Богородицы, образ Архистратига Михайла, образ Иоанна Предтечи, образ Положение во гроб, образ Богородицы Диогитрея на окладе створами, образ Спасов в десне…» [12, Л.120]. «…Беитова полку ратных людей, образ Пресвятыя Богородици Казанския на окладе, образ Николая Чу[до]творца…» [12, Л.121]. «…Албазинского уезду Покровской слободы у старосты у Васки Фалилеева налицо казны и Божия милосердия образ Николая Чюдотворца оклад сребреной…» [12, Л.121]. «…Албазинского уезду Лапкаевского лугу у старосты Сергу[шки] Михайлова часовенной Никольской казны налицо Божия милосердия образ Николы Чюдотворца…» [12, Л.121]. Кроме церковных святынь были вывезены предметы богослужения и церковные ценности.
Покидающими Албазин казаками также была вывезена и сдана под роспись нерчинскому воеводе государева албазинская казна. Согласно росписи, эта казна включала: «Пушка верховая, четыре ядра духовых, пятнатцать ядер чиненых, пятьдесят семь гранатов ручных чиненых. Две пушки больших, шесть пушек полковых, две пищали затинных железных. К ним - тысяча пятьдесят ядер больших и малых железных пушечных и затинных, трид[цать] ядер гранатных простых, тридцать девять пуд пороху пушечного, в том числе мелкого пороху шесть пуд з деревом, сорок два пуд[а], две чети свинцу и пуль свинцовых. Шездесят шесть пищалей глатких, двести семдесят санапалов, дватцать шесть пищалей без замков, сорок пищалей и санапалов бит[ых], сорок пять стволин, десять отрывков стволинных, триста шездесят восмь бердышев, пятьдесят семь бердышев ломаных, два знамен[и] кумачных, семь знамен битых полковых, семь чехлов старых суконных, барабан…» [12, Л.118-119]. Кроме того, Васка Ярафеев также вывез в Нерчинск «…прикладново ружья семь винтовок, восмь пищалей глатких…» [12, Л.120], а Ваской Фалилеевым были вывезены «…пищалеи винтовальная, сабля…» [12, Л.120]. Даже беглого взгляда достаточно, чтобы оценить количество пушек и пищалей, а также запас пороха и ядер в албазинской казне, как достаточные для того, чтобы держать дальнейшую оборону. Однако «ахиллесовой пятой» русских в Приамурье, как, впрочем, и на других окраинах Северо-Востока России, явилось «малолюдство» русских гарнизонов. Окольничий и воевода Федор Алексеевич Головин, понимая это, на переговорах с китайцами принял мудрое решение – оставить решение Амурского вопроса следующим поколениям. И через 200 лет, уже великая держава, Российская империя, вернула себе Приамурье.
Результаты исследования истории Албазинского сидения не оставляют сомнения в том, что РУССКИМИ ПРИ ВТОРОЙ ОБОРОНЕ АЛБАЗИНА БЫЛА ОДЕРЖАНА ВЕЛИЧАЙШАЯ ПОБЕДА. Несмотря на то, что большая часть албазинского гарнизона погибла (в основном от цинги), но и китайцы потеряли при осаде Албазина около двух с половиной тысяч воинов (сказались голод и болезни, а также несколько безрезультатных попыток штурма крепости). ГЛАВНОЕ: КИТАЙЦАМ НЕ УДАЛОСЬ СЛОМИТЬ РУССКИЙ ДУХ И ВЗЯТЬ КРЕПОСТЬ.
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ ВТОРОЙ ОБОРОНЫ АЛБАЗИНА!
Литература и источники:
1.Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб.,1867.Т.10.
2.Иванов Р.С. Краткая история Амурского казачьего войска. Благовещенск: Типография Войскового Правления Амурского казачьего войска,1912.
3.Попов И.М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны (Очерки истории военно-политических отношений). Москва: Издательство "АСТ-Астрель", 2004.
4. РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.210.
5. РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.432.
6. РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.657.
7. РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.819.
8. РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.1063.
9. РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.1160.
10.РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.1272.
11.РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.1626.
12.РГАДА.Ф.214.Оп.3.Д.1044.
13.РГАДА.Ф.214.Оп.3.Д.1059.
14.РГАДА.Ф.214.Оп.5.Д.805.
15.Родословные родники истории: материалы международной научно-практической конференции. Пятнадцатые Тюменские родословные чтения. Тюмень, 2021. Ч.1.

Опубликовано: Дурынин, С.Е. Тобольские герои Албазина. Послесловие [Текст] /С.Е.Дурынин //Культура сохранения родовой памяти: материалы Всероссийской научно-практической конференции 2022 года. Шестнадцатые Тюменские родословные чтения. - Тюмень, 2022. - Ч.I. - С.38-50.

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #4 : 14 Ноябрь, 2023, 21:31:26 »
Публикую здесь эти статьи о героических защитниках Албазина в надежде, что они помогут кому-то в поисках своих родовых корней, так как многие из оставшихся в живых защитников Албазина остались служить в Даурии "навечно". И сейчас их потомки живут в Забайкалье.

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #5 : 14 Ноябрь, 2023, 21:52:03 »
Сейчас работаю над новой статьей о судьбах героев Албазина. И вот недавно обнаружил, что некоторые защитники Албазина, считавшиеся мною погибшими, остались живы. Так, например, Сергушка Семенов Кангулов позже вернулся в Тобольск и продолжил службу в станице казаков новокрещеного списка [РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.1059.Л.176об.], а Дорофейко Андреев Шестаков вместе с некоторыми своими товарищами задержался на службе «в Даурах» еще на несколько лет и вернулся в Тобольск лишь в 1695 году, где продолжил службу в той же станице атамана Ивана Булдакова [РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.1059.Л.220.]. В 1704 году его на службе сменил его сын Микула [РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.1376.Л.232об.], которому в 1684 году, когда отец отправился на службу «в Дауры» было 2 года. Кстати, Дорофейко Андреев Шестаков - сын Андрея Иванова Шестакова Дурынина (так указано в некоторых архивных документах), который вместе со своим товарищем Семеном Ивановым Дежневым в отряде Михаила Васильева Стадухина в 1641 году ходил в поход на реку Оймякон. Результатом того похода явилось открытие ранее неизвестной реки Колымы. Андрей Иванов Шестаков Дурынин вскоре умер в Братском остроге. Когда отец умер, Дорофей был еще младенцем. Такова казачья доля.

Оффлайн Шестаков

  • Главный модератор
  • Почетный участник
  • *******
  • Сообщений: 17332
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #6 : 15 Ноябрь, 2023, 04:19:30 »
Спасибо за интересную публикацию. Буду ждать продолжения.

Одно уточнение:
Андрей Иванов Шестаков Дурынин умер в верхоленском Братском острожке.
РГАДА Ф. 214, оп. 4, д. 206, л. 51.
Ондрюшка Иванов сын Шестаков Дурынин умре при стольниках и воеводах при Петре Головине
с товарыщи и в прошлом во 154-м году на смотре у розбору воеводы Василий Пушкин с товарыщи велели быть в его Ондрюшкино место из новоприборных Гришке Иванову сыну Вьюхину в верхоленском Братцком острожке.
« Последнее редактирование: 15 Ноябрь, 2023, 06:32:28 от Шестаков »
Шестаковы, Пешковы и Мунгаловы из Старого и Нового Цурухайтуя.
Телеграм-канал "На сопках Маньчжурии", ссылка на канал: https://t.me/nasopkahman

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #7 : 15 Ноябрь, 2023, 09:01:38 »
АФАНАСИЙ БЕЙТОН. ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА.

Афанасий Иванович Бейтон – прусский офицер, перешедший на службу русским царям и принявший Православие. После гибели албазинского воеводы Алексея Ларионовича Толбузина он возглавил героическую вторую оборону Албазина. Именно Афанасию Ивановичу Бейтону приписывают слова: «РУССКИЕ В ПЛЕН СДАВАТЬСЯ НЕ ПРИВЫКШИ!».
Предлагаемый вашему вниманию документ – челобитная на имя государей царей енисейского казачьего головы Афанасия Ивановича Бейтона, в которой он описывает свою службу: сначала – на Руси, а затем – в Сибири. Особенно подробно описана им служба во главе казаков в Албазине.
Данный документ находится в Российском государственном архиве древних актов – Фонд 214, Опись 3, Дело 1059, Листы 247-251об.

«Великим государем царем и Великим князем Иоанну Алексеевичю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем бьет челом холоп Ваш казачей голова Афонька Бейтон.
В прошлом, государи, во 162м [1654] году желая я, холоп Ваш, к себе Вашие, Великих государей, милость и хотя Вам, Великим государем, из воли своей служить вечно, покиня отчину свою, вышел я, холоп Ваш, на Ваше, Великих государей, имя из Прузского государства Блаженные памяти при отце Вашем государском Великом государе царе и Великом князе Алексее Михайловиче всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержце в чину капитанском и порутчиком.
И по указу отца Вашего Блаженныя памяти Великого государя царя и Великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца послан я, холоп Ваш, ис под Смоленска служить в полк боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого.
И как велено боярину и воеводе князю Алексею Никитичу Трубецкому ис под Шклова ити к Москве, а мне, холопу Вашему, велено быть в полку у полковника у Гермона Фонстадына и оставлены в Шклове.
А из Шклова велено ити со всем полком в Могилев. И в Могилеве я, холоп Ваш, сидел в осаде.
И после того времени служил я в полку у того ж боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого. Был под Быховым. Раны и всякие нужи принимал.
И в Литву в том же полку при князе Семене Романовиче Пожарском под Луцком ходил, и языков имал, и к шатру к записке приводил.
И после того, будучи под Быховым, по указу Великих государей послан в Могилев, а из Могилева при боярине и воеводе князе Иване Борисовиче Репнине отпущен к Москве.
А после того времени с Москвы послан я в Смоленск при боярине и воеводе князе Борисе Александровиче Репнине. Ис Козина и Смоленска служба под Ригу.
А под Ригою служил в полку при боярине и воеводе князе Якове Куденековиче Черкаском. Недошед к Риге, как бои был с енаралом з граф Фанторин, бился не щедя лице свое с полковником Елисеем Цыклером. Из Риги полковникова Сасава сына в полон взяли и привел к шатру к боярину и воеводе князю Якову Куденековичю Черкаскому. И послан был с ним, с языком, в полк к Великим государем к шатру боярина Бориса Ивановича Морозова.
И после ризской службы служил в Смоленску при боярине князе Петре Алексеевиче Долгорукове.
И посланы мы были с розных полков на помочь подо Мстиславль к боярину и воеводе князю Ивану Ивановичю Лобанову Ростовскому. На разных боях и приступах был.
И после того времени из Смоленска при боярине и воеводе князе Борисе Александровиче Репнине отпущен к Москве.
А с Москвы послан начальным же человеком в Сибирь в город Томской для учения салдацкого строю. И служил я, холоп, в Томском Вам, Великим государем, при бывшем воеводе Иване Васильевиче Бутурлине многие годы. И на многих боях был против калмыков и кыргыз. И из киргиз от горных привел в ясак в Томской немалое число. А корм мне, холопу Вашему, Ваше, Великих государей, милость жалованье месечной шел на год сорок восмь рублев. Также служил брату Вашему Блаженные памяти Великому государю царю и Великому князю Феодору Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу многие годы.
И прислан Ваш, Великих государей, указ в Томской, что иноземцов по воли, буде кто захочет, ити в свою отчизну. И я, памятуя Вашу, Великих государей, к себе неизреченную милость, отложа отчизну свою, в Томском городе при бывшем воеводе Иване Васильевиче Бутурлине крестился и женился.
И после того времени по Вашему, Великих государей, указу и по грамоте со всем домишком своим взят к Москве. И будучи на Москве, бил челом я, холоп Ваш, Вам, Великим государем, чтоб мне служить Вам, Великим государем, в Сибири в Енисейску в детех боярских. А Ваше, Великих государей, жалованье учинено мне, холопу Вашему, денежное толко двенатцать рублев. А хлебное против денег - четвертми вдвое. И будучи в Енисейском служил я, холоп Ваш, своею братьею всякие Ваши, Великих государей службы.
И прошлого, государи, 193го [1685] году по Вашему, Великих государей, указу и по грамоте к боярину и воеводе князю Костянтину Осиповичю Щербатому присланы были в Енисейск ратные люди ис Тобольска и из ыных сибирских городов из розных, и Ваша, Великих государей, казна – снаряд и пушки, порох, свинец, и всякие воинские припасы. А было их, ратных людей, шестьсот человек. А полковников и начальных людей не было. И указано тем ратным людем с Вашею, Великих государей, казною – с пушки и снарядом – ити до Нерчинска к столнику и воеводе Ивану Остафьевичу Власову.
И по Вашему, Великих государей, указу и по грамоте боярин и воевода князь Костянтин Осипович Щербатой указал мне, холопу Вашему, быть вместо полковника у тех ратных людей головою. И велено мне, холопу Вашему, с теми ратными людми и с Вашею, Великих государей, казною ити из Енисейска 193го [1685] году в Нерчинской город. А дано мне, холопу Вашему, Вашего, Великих государей, жалованья толко на два года.
И идучи с теми ратными людми вверх по Тунгуске реке, те ратные люди мне, холопу Вашему, были непослушны, и многое безчиние чинили, и многие з дороги бежали. И я, холоп Ваш, о том писал в Енисейск к боярину и воеводе князю Костянтину Осиповичю Щербатого. И многие те былые ратные люди в Енисейском были пойманы и сидели в тюрьме. И за побег и наказанье им чинено.
А идя по Тунгуске замороз нас взял выше Каменки по Тунгуске реке на Пичюге реке. И служа я, холоп Ваш, Вам, Великим государем, покупили лошадей с теми ратными людьми под Вашу, Великих государей, казну. И поднялся с Вашею, Великих государей, казною в четырехстах человеков со всяким поспешением. А у достольные казны Вашие, Великих государей, оставил на той же Пичюге реке сто человек казаков. А дошел с Вашею, Великих государей, казною с ратными людьми до Нерчинска того же году июня 29е число. И тот полк принял у меня стольник и воевода Иван Остафьевич Власов.
И того ж году богдойские неприятельские воинские люди пришли под Албазин воинским поведением Амуром рекою на бусах. И Албазин розорили, и бывшего воеводу Алексея Толбузина из Олбазина с ратными людьми в Нерчинской отпустили. И по Вашему, Великих государей, указу стольник и воевода Иван Остафьевич Власов меня, холопа Вашего, августа в 1м числе послал, а со мною ратных людей двести человек вниз по Амуру и велел проведать про неприятельских богдойских людей. И где, посмотря их, велено мне над ними чинить поиск. И вновь ниже Албазина, или где пригоже, креп заводить. Что будет посееной хлеб старых албазинцов осталось по полям, и тот хлеб велено мне снять и молотить и приготовить к чему б было иным ратным людем приехать.
И я, холоп Ваш, во 193м [1685] году на низ по Амуру с ратными людьми поплыл августа 10го числа в Албазин, на старое розореною место приплыл и воинских людей проведал, и всякой посееной хлеб по полям, высмотря с великим опасением, жать велел. И в то время около Албазина неприятельских богдойских войск легкие люди приезжая всякие напасти творили и конные табуны у нас отгоняли. И я, холоп Ваш, над теми людми поиск чинил. И бои с ними многие были. И в прошлом, государи, во 194м [1686] году сентября 1е число приплыл из Нерчинска на старое Албазинское городовое розореное место с ратными людми ко мне, холопу Вашему, на помочь Алексей Толбузин.
И в тех же, государи, числех воевода Алексей Толбузин послал меня, холопа Вашего, с ратными людьми вниз по Амуру реке для разведывания про богдойских воинских людей, и чтоб у них путь перенять. И я, холоп Ваш, в тех числех вниз по Амуру реке с ратными людьми ходил и з богдойскими воинскими людьми многие бои чинил нещедя голов своих.
Да во 194м [1686] году сентября в 20 числе с воеводою со Алексеем Толбузиным на старом городовом месте вновь город строили и всякими крепостьми укрепили, и хлебные запасы, которыя после розоренья с поль собран, в город на пропитания ратным людем свозили в октябре.
И того ж, государи, 194го [1686] октября в 20м числе по посылке от воеводы Алексея Толбузина и, служа я, холоп Ваш, Вам, Великим государем, отставя смертныи страх и нещедя головы своеи, ходил из Олбазина с ратными немногими людьми по Амуру и по сторонным рекам для призыву старых ясачных людей, которые в первое Албазинское розорения розогнаны и сами в дальные места отошли, також и для аманат, для уверения ясачного збору, чтоб впредь было с кого ясак имать. И Вашим государским счастием аманатов я, холоп Ваш, також и ясак, с кого было мочно взять, взял и в Олбазин привез. И те ясачные аманаты в Олбазине с нами в осаде были.
И после того немногое время почели богдойцы воинские люди ко Олбазину подъезжать. А я, холоп Ваш, с ратными людьми поиски над ними чинил. И бои с ними были непрестанно. И я, видя, что они, неприятели воинские украинные люди, непрестанно ко Олбазину приступают, и собрался не со многими ратными людьми, проося у Бога милости, и пошел из Олбазина по Наунской дороге до Комары реки, где им путь из царства ко Олбазину належить для языков, и проведать про их богдойской всякой воинской вымысл. И на Камаре реке стоял шесть дней зимним путем. И волею Божиею марта в 17 числе выехал по Наунской дороге неприятельских людей воевода своими с ратными людми. И я, прося у Бога милости и надеясь на Ваше, Великих государей, счастье, с ними, неприятельскими людьми, с воеводою, и с ево ратными людьми бои поставил. И Божиею милостию и Вашим, Великих государей, счастьем того наунского воеводу и иных ратных ево неприятельских многих людей побили и за Тогою рекою, гнався за ними, на бою языка взяли. И тот язык послан к Вам, Великим государем, к Москве.
 И после того в прошлом же, государи, во 194м [1686] году июля в 8е число, собрався неприятельские воинские люди со многими тысячами своими, ратными людьми, по Амуру реке многими бусами, а горою конницею, и пришли под Албазин. И я, холоп Ваш, прося у Бога милости, собрався с ратными людми, навстречю к Амуру к их бусам на выласку ходил. И многие бои с ними были, чтоб их ко Албазину не допустить. И видя я, холоп Ваш, малолюдство свое, назад в Олбазин отступил.
И в третей день, будучи в осаде, бывшаго воеводу Алексея Толбузина из пушки неприятельские люди убили. И после ево, Алексеевой, смерти в осаде остался с ратными людьми я, холоп Ваш. И они, богдойские неприятельские люди, Албазин осадили накрепко: по Амуру реке – бусами, а в поле окола Албазина – пехота и конница. И стали над Албазиным свои приступные вымыслы чинить турами, шанцами и многими пушками, и раскатами. И вал около Албазина с край Амуру до другова краю завали. И, хотя меня, холопа Вашего, из города выжить, Амур снизу и сверху многими бусами загородили. Ис шанцов из-за туров дровами смольен заметали. И я, прося у Бога милости, подкопал под их приступные вымыслы, подшел. И за помочью Божиею Вашим, Великих государей, счастием их вымыслы, тот дровеной смолной вал, им ближе к стене подвесть не дал – разорил, зажег. А город Албазин с ратными людьми всякими крепостми укрепил. И их, служилых людей, Вашею, Великих государей, милостью обнадежил, и чтоб оне, служилые люди, надеяся на Вашу, Великих государей, милость, служили верно и безшатано.
И против воинских неприятельских вымыслов и жестокого приступа за помочью Божиею Вашим, Великих государей, счастием с теми ратными людми стояли и бились нещедя голов своих подкопами и всякими боями. И часто на выласку и на приступ к ним к роскатом ходили, и языков имали. И нужу и всякой голод и холод терпели. И на их ласковые слова и прелестные листы не здавались, помня крестное целованье и желая к себе Вашу, Великих государей, милость. И бой у нас был с ними, неприятельскими людми, непрестанно июля со 8 числа 194го [1686] году декабря до 6го числа 195го [1687] году.
Да я, холоп Ваш, тайным обычаем писал и послал гонца из осады с ведомостью в полк к околничему и воеводе Федору Алексеевичю Головину с товарыщи. И о помичи и выручки. И околничей и воевода Федор Алексеевич Головин с товарыщи, услыша бедность и розоренье, и нужу наша, из полку послал в том же во 195м [1687] году зимним путем наспех ратных людей. А с ними – порох и свинец на помочь и для выручки, и всякой запас через Нерчинской в Олбазин чрез богдойские табары.
Чтоб нам, холопем Вашим, томною смертью голодною вовся не умереть во 196м [1688] году радея я, холоп Ваш, Вам, Великим государем, посылал в Нерчинской к столнику и воеводе Ивану Остафьевичю Власову. И послал челобитную с ратными людми о семенном хлебе. И столник и воевода Иван Остафьевич Власов из Вашие, Великих государей, казны семенного хлеба из Нерчинска в Олбазин прислал, и во всячине помогал. А иной хлеб и скот рогатой и лошеди я, холоп Ваш, с ратными людьми покупали, должились в кабалы, в болшие неокупные долги. И хлеб посеели. А город, которой приступную стену и вал, и покати, и катков, и всякие воинские крепости вновь построили. И обо всем в полк к околничему и воеводе Федору Алексеевичю Головину с товарыщи ведомость чинили.
И в том же во 196м [1688] году июня в 20е число богдойские неприятельские воинские люди под Албазин по Амуру реке многими, а горою пехота и конница, пришли и накрепко Албазин осадили, и скот рогатой, и табун конной отогнали. И я, холоп Ваш, о том писал в полк к околничему и воеводе Федору Алексеевичю Головину с товарыщи. И послал наскора служилых людей, что богдойские неприятельские воинские люди по Амуру многими бусами, а горою пехота и конница, многичисленными людьми Албазин обсадили. И околничей и воевода Федор Алексеевич Головин с товарыщи со всеми ратными людми пошел  из Удинска в Нерчинской, и в Олбазин. И неприятелские люди воинские богдойцы поход околничего и воеводы Федора Алексеевича Головина с товарыщи услыша, боясь Ваших, Великих государей, многих ратных людей, ис под Албазина отступили в свой край, а посееной хлеб выпалили по полям без остатку, хотя меня, холопа Вашего, с ратными людьми поморить, и до основания розорили.
И как неприятель от Олбазина отступил, и я, холоп Ваш, писал в полк к околничему и воеводе Федору Алексеевичю Головину с товарыщи о отступлении воинских людей. Да я ж, холоп Ваш, во 197м [1689] году послал своего полку ратных людей в полк к околничему и воеводе Федору Алексеевичю Головину с товарыщи. И били челом о семенном хлебе. И околничей и воевода Федор Алексеевич Головин с товарыщи милость свою явил и во всем помогал, о семенном хлебе в Нерчинской к Ивану Остафьевичу Власову писал и велел с плодбища на пропитанья служилым людем запасу муки, а из Нерчинска рогатова скота и семенного хлеба послать. И я, холоп Ваш, тот семенной хлеб, радея Вам, Великим государем, посеел. А иной семенной хлеб в кабалы должась покупали. И тот насееной хлеб в том же году богдойцы пожгли и снять нам не дали, потому что неприятель непрестанно под Албазиным. И с ним у нас бои и драка непрестанно не умолкала по нынешней по 198й [1690] год.
И в нынешнем во 198м [1690] году сентября в 8е число прислана ко мне, холопу Вашему, ис полку околничего и воеводы Федора Алексеевича Головина с товарыщи в Олбазин указная память, что с Великими китайскими послы с ними околничей и воевода Федор Алексеевич Головин с товарыщи о вечном миру договорились и разграничение учинили. А в договорех положили, что Албазин розорить и людей из нево со всякими воинскими припасы и хлебным запасы вывесть, и тому Албазинскому месту быть с обоих сторон в пусте. И по тому, Вашему, Великих государей, указу всякую казну и ратных людей до Нерчинска припроводил и город Албазин розорил. А что Вашие, Великих государей, казны и всяких чинов людей в Нерчинской из Олбазина пришло, и тому я, холоп Ваш, в полку околничему и воеводе Федору Алексеевичю Головину с товарыщи подал всякой казне смету и служилым и всяким чином людем наличные имянные книги.
А служа я, холоп Ваш, Вам, Великим государем, не съезжая службы в Даурах шесть лет, нужу и бедность, голод и холод, увечья и скорбь терпел. И от того в конец до основанья розорился и обнищал, и одолжал болшими неокупными долгами. А полк вручен был мне, холопу Вашему, вместо полковника. А чином их не поверстан. И против их чину не пожалован. И за осадное Албазинское сиденье, и за всякое терпенье и нужду, и за старую службу не взыскан.
Милосердые Великие государи цари и Великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте меня, холопа своего, за многие мои службишки и прежнее и нынешное осадное сиденье, увечье и терпенье, велите, государи, меня переменить чином и отпустить меня и сынишка моего Якушка к Вам, Великим государем, к Москве и сию мою челобитную послать к Вам, Великим государем, под отпискою к Москве. Великие государи цари, смилуйтеся».

Опубликовано: Дурынин, С.Е. Афанасий Бейтон. Послужной список от первого лица [Текст] /С.Е.Дурынин //Культура сохранения родовой памяти: материалы Всероссийской научно-практической конференции 2022 года. Шестнадцатые Тюменские родословные чтения. - Тюмень, 2022. - Ч.II. - С.163-168.

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #8 : 15 Ноябрь, 2023, 11:05:46 »
К слову, вот список албазинских служилых к первой обороне в 1685 году.

РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.819.
Л.1а.
Лета 7193 ноября в 20 день по указу Великих государей царей и Великих князей Иоанна Алексеевича Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцев по грамоте веленов Албазинском переписать албазинских служилых людей которые налицо и что им недодано Великих государей жалованья на прошлые а переписав зделать имянные списки и выписку з большим перечнем
Л.1об.
В нынешнем во 193 году по справке в Албазинском в приказной избе с окладными денежного росходу книгам налицо доведетца дать Великих государей жалованья в полные их годовые оклады и в додачю на прошлые на 187 и на 188 и на 189 и на 190 и на 191 ина 192 год а кому именем и на которые годы и то писано в сей имянной перечневой выписке по их имяны порознь статьям
Л.2.
атаман Иван Коркин
пятидесятник Левка Южакин
десятник Петрушка Исаков
Пашко Созонов
Л.2об.
Васка Сапожник
Якушко Мокеев
Якушко Сабашников
Л.3.
Левка Васильев
Ондрюшка Иванов
Якушко Дементьев
Васка Дементьев
Л.3об.
Ивашко Краснояр
Матюшка Максимов
Федотко Козьмин
Л.4.
десятник Матюшка Федоров
Максимко Коряка
Петрушка Максимов
Л.4об.
Федка Суетин
Аверка Офонасьев
Макарко Семенов
Ивашко Дементьев
Л.5.
Гришка Мартемьянов
Елька Ефремов
Михейко Алексеев
Л.5об.
Васка Лукьянов
Осташка Терентьев
Пиминко Григорьев
Савка Тимофеев
Л.6.
десятник Карпушка Шингарь
Никитка Рязанов
Федька Крюк
Л.6об.
Ивашко Смирной
Елеска Чюкара
Ивашко Трифанов
Олешка Грибанов
Л.7.
десятник Ефремко Григорьев
Фомка Кобычев
Онцыфорко Кондратьев
Левка Дмитреев
Л.7об.
Демка Клементьев
Андрюшка Мартемьянов
десятник Завьялко Ларионов
Стенька Панкратьев
Л.8.
Ивашко Носко
Захарко Аввакумов
Филька Хомутов
Л.8об.
десятник Ортюшка Семенов
Тимошка Черноус
Михейко Иванов
Десятник Якушко Савин
Л.9.
Семейка Вершинин
Семейка Иванов
Ивашко Бузунов
Л.9об.
десятник Онисимко Козьмин
Федька Васильев
Савка Ларионов
Стенька Сергеев
Л.10.
Митька Иванов
Володька Петров
Тимошка Бобр
Петрушка Тропин
Л.10об.
Пашко Шихин
Нестерко Матвеев
десятник Якушко Булков
Л.11.
Левка Колюгов
Васка Новограбленой
Гаврилко Белоруков
Нефедко Лазарев
Л.11об.
десятник Ивашко Семенов
Мишка Григорьев
Игнашка Калистратов
десятник Ивашко Офонасьев
Л.12.
Пронка Караблев
Кирилко Поскотинной
Екимко Битюков
Л.12об.
Семейка Лазарев
Митька Угренинов
Офонька Сергеев
Ивашко Дорофеев
Л.13.
десятник Овдокимко Григорьев
Кирилко Григорьев
Олешка Иванов
Ивашко Терентьев
Л.13об.
Тимошка Ортемьев
десятник Гришка Олекминской
Васка Мокеев
Л.14.
Гришка Фомин
Семейка Андреев
Ортюшка Калинин
Никитка Щербак
Л.14об.
Данилко Игнатьев
десятник Никифорко Паскотинной
Назарко Назарьев
Л.15.
Ивашко Иванов
Игнашка Варламов
Лучка Березин
Ларка Семенов
Л.15об.
Оксенко Лукьянов
Васка Луша
Доронька Терентьев
Наумко Максимов
Л.16.
Стенька Харитонов
Сенька Зима
Конанко Фролов
Л.16об.
Мокейко Марков
Матюшка Назаров
Онтошка Силин
десятник Гришка Ворыпаев
Л.17.
Ефремко Кирилов
Мишка Евстратьев
Лазарко Парамонов
Давыдко Фунтасов
Л.17об.
Федька Михайлов
Оска Скоморохов
Гаврилко Васильев
Омелька Южак
Л.18.
Ивашко Колмогор
Сенька Яковлев
Ивашко Пивовар
Ивашко Яковлев
Васка Мальцов
Л.18об.
Володька Иванов
Володька Давыдов
Федька Ортемьев
Ивашко Михайлов
Л.19.
толмач Левка Ларионов
приказные избы сторож Васка Васильев

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #9 : 15 Ноябрь, 2023, 11:19:03 »
В Даурии сибирские казаки появились в 1643 году в отряде Василия Данилова Пояркова, посланного якутским воеводой Петром Головиным. С этого момента в Даурию начинают отправляться служилые из разных сибирских гарнизонов. Сначала они отправлялись через Якутск.
Информацию об этих казаках и их родах можно найти в книге камчатского писателя Сергея Ивановича Вахрина "Дело об убийстве Володимера Атласова. Камчатская Сибириада" в трех частях, которая размещена на сайте "Камчадалы.ру":

 http://www.kamchadaly.ru/files/doc/Atlasov-boock1.pdf

http://www.kamchadaly.ru/files/doc/Atlasov-boock2.pdf

http://www.kamchadaly.ru/files/doc/Atlasov-boock3.pdf

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #10 : 15 Ноябрь, 2023, 11:26:01 »
Вот выписка из тобольской имянной книги 1660 года с указанием казаков, отправленных на службу в Дауры и на реку Лену.

Выписка из РГАДА.Ф.214.Оп.1.Д.389. Книги имянные тобольским ружником и детем боярским и съезжей избы подьячим и всяким служилым людем и оброчником и юртовским служилым татаром с хлебными и соляными оклады ко 168 му [1660] году
Л.151.
Рядовые [стрельцы]
Л.153.
Мишка Дементьев Коновал послан в Дауры во 163 м [1655] году
Л.155.
Офонька Иванов Лапин послан в Дауры во 163 м [1655] году
Л.155об.
Онтонко Федоров послан в Дауры во 163 м [1655] году
Л.156.
Ивашко Ондреев послан в Дауры во 163 м [1655] году
Ондрюшка Григорьев Власов послан в Дауры во 163 м [1655] году
Л.157об.
Пешие казаки Михайловы станицы Остафьева
Л.158об.
Васка Фотеев Вострой на службе на реке на Лене
Александрик Ларионов Сапожников послан в Дауры во 163 м [1655] году
Л.159.
Илюшка Гарасимов послан в Дауры во 163 м [1655] году
Л.159об.
Ивашко Григорьев Сторожев во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Л.160.
Нестерко Васильев во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Л.160об.
Мишка Сидоров Рогозин во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Л.161.
Васка Матвеев Колмогорец во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Ивашко Иванов Круглой во 160 м [1652] году послан
Л.161об.
в новую Даурскую землю
Васка Иванов во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Л.162.
Пешие казаки Ивановы станицы Федорова
Л.162об.
Обросимко Богданов Каргополов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Прохорко Андреев Колмогорец на службе на реке на Лене
Л.163.
Тихонко Колупаев во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Ивашко Козьмин Овчинников на службе на реке на Лене
Савка Иванов Сосновской во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.164.
Демка Микитин Грибанов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Гарасимко Федоров во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.164об.
Ивашко Павлов Холкин во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.165.
Костка Иванов Пенежанин во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.165об.
Ивашко Федосеев Новосильцов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Власко Колупаев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.166.
Митька Михайлов Пенежанин во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Л.166.
Пешие казаки Ондреевы станицы Булдакова
Л.166об.
Бориско Епифанов Сизиков во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Кондрашка Ондреев Редозубов во 163 м [1655] году послан в новую
Л.167.
Даурскую землю
Томилко Оникиев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.167об.
Агафонко Меркурьев Рубцов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.168.
Васька Леонтьев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Мишка Вахромеев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.168об.
Ивашко Прокофьев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.169.
Томилко Федотов на службе на реке на Лене
Баженко Федоров Лузянин на службе на реке на Лене
Федька Иванов Важенин на службе на реке на Лене
Л.170.
Пешие казаки Петровы станицы Вайгачова
Ивашко Федоров Устюженин на службе на реке на Лене
Л.170об.
Ондрюшка Терентьев на службе на реке на Лене
Л.171.
Васька Мартынов на службе на реке на Лене
Мишка Мокеев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.171об.
Родька Синявской во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Мартынко Яковлев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.172.
Власко Петров Щолыванов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Семейка Иванов на службе на реке на Лене
Л.172об.
Ярофейко Максимов на службе на реке на Лене
Гришка Оникиев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Ивашко Олексеев Зайко во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Исачко Малахов Плотник во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Вторышка Шипицын в прошлом во 164 м [1656] году послан под Ленской волок в Ылимской острог на вечное житье
Л.173.
Бориско Макарьев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Олешка Лазарев во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Ивашко Микифоров Серебреников во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Л.173об.
Пешие казаки Меньшовы станицы
Л.174.
Выходцова
Л.175об.
Ефтифейко Костянтинов Кучи на службе на реке на Лене
Митка Иванов Важенин на службе на реке на Лене
Л.176.
Максимко Михайлов на службе на реке на Лене
Петрушка Офонасьев Вычегжанин на службе на реке на Лене
Ондрюшка Ондреев Неупокоев на службу послан в новую Даурскую землю
Семейка Дмитриев на службе на реке на Лене
Ортюшка Исаков во 163 м [1655] году
Л.176об.
послан в новую Даурскую землю
Гришка Иванов на службе на реке на Лене
Петрушка Михайлов Арканов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Мишка Яковлев Саранчин во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Васька Парфенов во 163 м [1655] году
Л.177.
послан в новую Даурскую землю
Пешие казаки Мурзины станицы Выходцова
Л.178.
Микитка Логинов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Федотко Иванов Баран на службе на реке на Лене
Гаврилко Васильев Чосноков во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.181.
Семейка Васильев Придаников на службе на реке на Лене
Мамонко Мартынов на службе на реке на Лене
Сенька Таскаев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Оксенко Скребычкин на службе на реке на Лене
Л.181об.
Митька Евсевьев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.181об.
Пешие казаки Омельяновы станицы Васильева
Л.182.
Куземка Иванов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.182об.
Федька Прокопьев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.183.
Федька Савельев Устюженин во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Ивашко Тимофеев Смердов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.184.
Микулайко Юрьев на службе на реке на Лене
Ермолка Федоров Устюженин на службе на реке на Лене
Офонька Матвеев Курбатов на службе на реке на Лене
Черкашенин Петрушка Михайлов на службе на реке на Лене
Гаврилко Елисеев во 163 м [1655] году
Л.184об.
послан в новую Даурскую землю
Оверка Васильев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Онисимко Кузьмин на службе на реке на Лене
Микитка Мокеев на службе на реке на Лене
Захарко Леонтьев на службе на реке на Лене
Ларка Никонов на службе на реке на Лене
Гришка Олексеев Репнин в прошлом
Л.185.
во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Петрушка Вахромеев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Оска Иванов Панкратьевых во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Онтонко Микифоров Котельников во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Л.185об.
Федосейко Ильин Фишов во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Пешие казаки Ивановы станицы Ковырзина
Л.186.
Пятидесятник Бориско Оноховской на службе на реке на Лене
Л.186об.
Варламко Дмитреев Захватка в прошлом
Л.187.
во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Ларка Григорьев Сорокин во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Л.187об.
Ондрюшка Леонтьев Сауров во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.188.
Федька Русанов … во 163 м [1655] году послан в Дауры
Карпунька Симанов на службе на реке на Лене
Л.188об.
Ондрюшка Некрасов на службе на реке на Лене
Ивашко Соловьянин на службе на реке на Лене
Данилко Григорьев Толмачов на службе на реке на Лене
Семейка Байков во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
Л.189.
Дениско Вахромеев Берендеев во 160 м [1652] году послан в новую Даурскую землю
Барабанщик Ивашко Терентьев во 163 м [1655] году послан в новую Даурскую землю
« Последнее редактирование: 17 Ноябрь, 2023, 11:05:09 от Сергей Евгеньевич »

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #11 : 15 Ноябрь, 2023, 12:17:10 »
К сведению. В тобольских имянных книгах, на которые я даю ссылки в опубликованных выше статьях о тобольских героях Албазина указаны еще несколько имен казаков, якобы отправленных в 1684 году в Даурию (в отряде Афанасия Бейтона). Но в имянных книгах следующих лет сделаны пометы, что эти казаки подменились с кем-то, и вместо них в Албазин пошли другие. В статьях я фиксировал последний вариант.

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #12 : 15 Ноябрь, 2023, 12:59:44 »
Кстати, я акцентировал свое внимание на участии именно тобольских казаков в героической второй обороне Албазина не потому, что тобольские казаки какие-то исключительные, хотя в течении двух столетий первопроходческого движения именно тоболяки шли всегда первыми, а лишь потому, что по происхождению я являюсь тобольским природным казаком и занимаюсь исследованием в основном истории тобольского казачества. Хотя история тобольского казачества является составной частью ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ и плотно переплетена с историей Якутии, Даурии, Алтая, Камчатки, Русской Америки.
СЧИТАЮ, ЧТО В БОЛЬШЕЙ ЧАСТИ НЕ ОХВАЧЕННЫЕ моим ВНИМАНИЕМ ГЕРОИ АЛБАЗИНА, В ТОМ ЧИСЛЕ НЕ ТОЛЬКО СЛУЖИЛЫЕ, НО И КРЕСТЬЯНЕ, И ПРОМЫШЛЕННЫЕ, И ПОСАДСКИЕ ЛЮДИ, ТАКЖЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПОДНЯТЫ ИЗ НЕБЫТИЯ НА ПЬЕДЕСТАЛ!
Это долгая кропотливая работа. В ней есть свои камни преткновения (так, например, если в смотреной книге тобольских служилых есть пометы об отправке родственников в 1684 году на службу в Даурию, то в это же время в смотреной книге тюменских служилых таких помет нет). Однако в последнее время многие исследователи стали интересоваться этой темой. И я думаю, в связи с этим в ближайшем будущем будут достигнуты новые интересные результаты.

Оффлайн Шестаков

  • Главный модератор
  • Почетный участник
  • *******
  • Сообщений: 17332
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #13 : 15 Ноябрь, 2023, 13:42:48 »
История Албазина и имена его защитников показаны во многих исторических документах, опубликованных на сайте "Города и остроги земли Сибирской"
См. http://ostrog.ucoz.ru/

Там же ссылка на сайт "Град Албазин": http://albazin.ucoz.ru/

Кстати, автор многих публикаций об Албазине В. Трухин активный участник Предыстории.

Недавно он в соавторстве с Е. Багриным опубликовал "Афанасий Пашков и Даурский полк в 1655–1657 гг.: от Енисейска до Братского острога"
См. Известия Лаборатории древних технологий. 2023. Т. 19. № 2. С. 103–118.
« Последнее редактирование: 15 Ноябрь, 2023, 15:51:16 от Шестаков »
Шестаковы, Пешковы и Мунгаловы из Старого и Нового Цурухайтуя.
Телеграм-канал "На сопках Маньчжурии", ссылка на канал: https://t.me/nasopkahman

Оффлайн Сергей ЕвгеньевичАвтор темы

  • Любитель
  • **
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Забытая история.Тобольские герои Албазина.
« Ответ #14 : 15 Ноябрь, 2023, 17:04:18 »
Бесспорно, по истории Албазина написано много. Только, к сожалению, до сих пор мы не знаем имен всех участников второй героической обороны Албазина.
« Последнее редактирование: 29 Ноябрь, 2023, 20:36:25 от Сергей Евгеньевич »